Век XIX. Часть 2

Опубликовано: Апрель 18, 2011

Примером служит Дворцовая площадь, с которой мы будем знакомиться, как и с другими ансамблями, позднее. Парадный центр Петербурга, формирование которого в основном завершилось в первой трети XIX века, включает в себя систему площадей, набережных, мостов, парков, проездов. И эта система слита в единый грандиозный ансамбль. Большая Нева служит как бы его осью. Наряду с созданием парадного центра в первой половине XIX века усиленно застраивали и боковые, второстепенные улицы.

Но тут мы наблюдаем совсем иную картину. Если главные площади, набережные и проспекты принимали праздничный, нарядный вид, то кварталы, которые не были на виду, теряли свою живописность и своеобразие. Стали исчезать многочисленные сады, которые так украшали Петербург XVIII века и оздоровляли воздух столицы. Начали возникать улицы, застроенные непрерывными рядами каменных домов. На месте просторных усадеб появляются многоквартирные доходные дома. Не думайте, что доходный дом — презрительное или ироническое название.

Так официально именовались вплоть до Октябрьской революции жилые здания, построенные для сдачи квартир внаем, то есть для получения дохода. И все же Петербург в первой половине XIX столетия оставался еще преимущественно деревянным городом. В 1833 году в городе насчитывалось 5246 деревянных и 2730 каменных домов. Квартиры в столице, особенно в центре, дорожали с каждым годом. Поэтому на Адмиралтейском острове они пустовали, а на окраинах в одной комнатке ютились несколько семей. Автор Медико-топографического описания Петербурга, изданного в 1820 году, пишет: Почти невероятно, каким образом в комнате, имеющей в окружности едва 12 футов, живут теснясь от восьми до десяти человек, из числа коих половина взрослых, а половина детей… Царские власти строго следили за тем, чтобы центр столицы сохранял свой парадный вид. Но в стороне от центра купцы, заводчики, крупные чиновники, покупавшие земельные участки, строили, как хотели. Их не интересовало будущее столицы.

В начале XIX века город делился уже не на десять частей, как в предыдущем столетии, а на тринадцать. Среди новых частей числится, в частности, и Нарвская. Полицейские власти создавали большее число районов отчасти для того, чтобы удобнее было следить за населением и вылавливать тех, кто высказывает недовольство. Домовладельцы обязывались немедленно докладывать полиции о всех приезжающих и отъезжающих. Подозрительных арестовывали без промедлений. Полиция следила за тем, чтобы жители столицы выполняли всякие повинности. От одной повинности, пожарной, жители избавились: в 1803 году была создана пожарная команда с полным штатом. Но оставались многие другие повинности, которые понемногу заменялись денежными сборами. Тяжелым бременем ложилась на простых горожан и постойная повинность, введенная еще с петровских времен.

Власти всегда держали в столице много войск. Не все полки имели казармы, и множество солдат стояли постоем на квартирах. Богатые могли откупиться от постоя, как и от всех других повинностей, те, кто победнее, должны были жить в тесноте, уступая часть дома солдатам. В тридцатые годы была изменена система нумерации домов в Петербурге. Дома стали нумеровать по улицам, как и сейчас.