Новые течения в архитектуре. Эклектика. Модерн. Неоклассицизм

Опубликовано: Май 13, 2011

Вторая половина XIX века прошла под знаком упадка петербургской архитектуры. В этот период цари и аристократы строили для себя очень мало, довольствуясь тем, что создали в столице на Неве их предшественники. Оскудевшее дворянство тоже не возводит пышных усадеб. А новый заказчик – богатый купец, фабрикант, крупный домовладелец — не искушен в тонкостях искусства. Ложную красивость, украшательство он принимает за истинную красоту, тяжеловесность кажется ему величием. Уже в конце первой половины XIX века на смену классицизму Воронихина, Захарова, Тома де Томона, Росси, Стасова пришел эклектизм. Эклектизм (от греческого eklektiks — выбирающий) — это, собственно, и не стиль, а смешение разных стилей. В постройках эклектиков можно встретить черты и барокко, и классицизма, и других стилей.

Иногда эклектики прибегают к стилизации, подделываясь под один стиль, например древнерусский. Эклектизм, господствовавший в петербургской архитектуре длительное время — с сороковых годов XIX века до самой Октябрьской революции, — привел к тому, что в городе появились сотни безликих построек. Целые улицы застраивались шести-семиэтажными доходными домами, создававшими безрадостные каменные коридоры, лишенные зелени и достаточного количества света.

Не только жилые дома, а и крупные общественные постройки этой эпохи носят на себе печать безликости. Не радует нас, например, ни изяществом форм, ни монументальностью здание Консерватории на Театральной площади. А взгляните на церковь, построенную архитектором А. А. Парландом на том месте, где был убит народовольцами в 1881 году император Александр II. Архитектор задумал создать этот храм на крови в духе одного из замечательнейших творений русского зодчества — московского храма Василия Блаженного. Вышла же тяжеловесная, слишком яркая постройка, которая никак не вяжется с окружающими ансамблями и вообще чужда архитектуре города. Заслуживает большого внимания лишь чудесная мозаика.

В этот период был нанесен ущерб некоторым классическим ансамблям, имеющим мировую ценность. Так, например, в семидесятые годы между боковыми павильонами Адмиралтейства, выходящими на Неву, возвели несколько безвкусных доходных домов. Эти дома до сей поры закрывают вид на творение Захарова со стороны Невы и Васильевского острова.

В конце XIX и начале XX веков в Петербурге появились здания, построенные в духе модерн (от французского moderne — новейший, современный). Для архитектуры этого направления, возникшего первоначально в Западной Европе, характерны причудливость, искажение привычных очертаний, подчеркнутое пренебрежение симметрией. Изогнутые карнизы, криволинейная форма-окон, причудливые по рисунку детали, иногда напоминающие фантастические растения, — вот то, чем пользовались архитекторы-модернисты.

Примером может служить Царскосельский (ныне Витебский) вокзал, возведенный в Петербурге на Загородном проспекте в 1902—1904 годах архитектором С. Бржозовским. Купол неопределенных очертаний, украшения на фасаде вокзала — все это типично для модерна. Но построен Витебский вокзал весьма добротно из хороших материалов, и его помещения хорошо распланированы. Иногда к модерну примешиваются приемы, позаимствованные из прежних эпох. Здание Электротехнического института, возведенное архитектором А. Н. Векшинским в 1898— 1900 годах на Аптекарском острове, причудливо сочетает в себе элементы модерна и старинной английской архитектуры.

В начале двадцатого столетия группа передовых русских архитекторов встала на путь возрождения великих традиций классического зодчества. В архитектуре возникло новое, прогрессивное направление, которое принято называть неоклассицизмом, то есть новым классицизмом. Крупнейший представитель этого направления — Иван Александрович Фомин — построил в 1911—1913 годах на Каменном острове особняк Половцева. Это здание, — одна из лучших петербургских построек двадцатого века.

И. А. Фомину принадлежит проект Нового Петербурга, оставшийся неосуществленным. По мысли зодчего, на пустынном острове Голодай (ныне остров Декабристов) должен был быть создан грандиозный ансамбль с единой системой площадей и улиц. Два прекрасных дома (63 и 65) возвел в те же годы и на Каменноостровском проспекте другой выдающийся зодчий — Владимир Алексеевич Щуко.

Многие здания, построенные в ту пору в центральных районах Петербурга, отличаются высоким качеством внутренней и наружной отделки. Фасады нередко облицовывались керамическими плитами, или глазурованным кирпичом. Для облицовки внутренних помещений употребляются метлахские плитки. Широко стали применять бетон и стекло. Доходные дома, банки и другие здания начали оснащать лифтами. В квартирах устанавливали ванны. Некоторые дома получили газ. Но квартиры в таких домах доступны были только богатым людям. В 1910 году в Петербурге пустовало 5629 квартир, которые никто не снимал из-за высокой платы. В том же году в столичных подвалах обитало 63 тысячи бедняков; еще 150 тысяч людей числились угловыми и коечными жильцами, а многие тысячи проводили ночи в ночлежках, которых в столице насчитывалось больше тридцати.