Рост населения и городского хозяйства к концу XIX века

Опубликовано: Май 17, 2011

Столица Российской империи стремительно росла. В 1890 году в Петербурге насчитывалось 954 тысячи жителей. В 1900—1418 тысяч, а в 1913 году — 2142 тысячи. Население увеличивалось за счет крестьян, которые покидали обнищавшие деревни, устремляясь в Петербург на фабрики, заводы. Приток населения вызвал строительную горячку. Особенно быстро застраивалась в начале XX века Петербургская сторона, в частности, центральная ее магистраль — Каменноостровский проспект, связавший центр города с Каменным островом, где были дачи столичной знати. За довольно короткий срок на Неве были сооружены три новых постоянных моста: в 1903 году — Троицкий, самый длинный из невских мостов; в 1911 году — Охтенский и в 1916 году — Дворцовый. В конце XIX века на улицах Петербурга появились электрические фонари. Но их было очень мало. В 1915 году в столице горело больше керосиновых и газовых фонарей, чем электрических. Улицы на рабочих окраинах вообще не освещались. Первые трамваи появились в Петербурге в 1907 году — позже, чем в Киеве и Москве.

Но еще в 1895 году была проложена любопытная электрическая железная дорога по льду Невы — от Адмиралтейства на Васильевский остров. Линия проходила приблизительно в том месте, где потом был построен Дворцовый мост. На фотографии тех лет мы видим деревянные столбы, рельсы и крохотные вагончики. Ледяная дорога действовала и в начале XX века. В суровые зимы трамвай ходил по Неве в течение четырех месяцев. В 1907 году на улицах Петербурга появились и автобусы. Первые два маршрута были короткими: они соединяли Адмиралтейство с Царскосельским и Балтийским вокзалами.

В XX веке появились и такси — таксомоторы, как их тогда называли. В 1913 году их насчитывалось в Петербурге больше трехсот. В начале века петербургская Городская дума ввела Правила уличного движения. По этим правилам скорость автомобильной езды не должна была превышать двенадцати верст в час. Водителям предписывалось при езде не выпускать ни дыма, ни пара. Владельцам машин вменялось в обязанность приобрести предохранители от разбрасывания шинами грязи, если таковые предохранители будут изобретены и одобрены!..

В конце XIX и начале XX века появились проекты сооружения метрополитена в Петербурге. Один из этих проектов предусматривал строительство туннеля под Невой; по второму предлагалось пустить подземные поезда под Невским от Николаевского (ныне Московского) вокзала до Адмиралтейства; автор третьего проекта считал возможным осушить некоторые каналы (Екатерининский, Лебяжий) и воспользоваться их руслом для прокладки линии метро. Все эти проекты попали, в конце концов, в архив, Строительство метрополитена в Петербурге до революции не было начато.

В эти годы еще больше усилился контраст между центром царской столицы и рабочими окраинами, которые оставались грязными, без мостовых, без уличных фонарей, без канализации и водопровода. Жители этих окраин, рабочие петербургских заводов и фабрик, после отмены крепостного права формально стали свободными. Но гнет остался. Работали по десяти — двенадцати часов в день. Сверх того, часто заставляли работать сверхурочно.

К тяжелым условиям труда прибавлялась грубость фабричного начальства. Рабочие Екатерингофской бумагопрядильной фабрики писали о своем положении в  так: “Заработок нищенский, обращение варварски грубое — дурак, осел, поди вон” — вот обычный лексикон слов господ администраторов. На патронном заводе мастер не считал нужным называть рабочих по фамилии или имени, а просто подзывал их свистом. Если тот, к которому относился свист, являлся не сразу, то ему писали штраф.

До начала XX века петербургская телефонная сеть находилась в руках американской концессионной компании. Эта компания назначила очень высокую цену за пользование телефоном и получала громадные барыши. Потом телефонная станция перешла в руки городской управы, которая нашла возможным снизить плату за телефон в пять раз. Но и после этого доход оставался очень большим, а телефон, как и прежде, был доступен только зажиточным людям, занимавшим квартиры в центре города.