Война и блокада

Опубликовано: Июнь 14, 2011

В конце августа 1941 года гитлеровские войска вышли к Шлиссельбургу, перерезав все сухопутные пути, связывающие город со страной. Санкт-Петербург оказался в кольце блокады. Лишь одна дорога вела из осажденного города на Большую землю. Эту дорогу назвали дорогой жизни. Она пролегла через Ладожское озеро.

По трассе, которую враг непрерывно бомбил и обстреливал, зимой на грузовиках, а летом на баржах везли продовольствие для осажденных. А из города через Ладогу отправляли тяжело раненных, детей и стариков. Гитлеровцы, подойдя вплотную к стенам Санкт-Петербурга, решили вначале взять город штурмом. Они были так уверены в успехе, что уже назначили парад своих войск на Дворцовой площади и отпечатали пригласительные билеты на офицерский банкет в гостинице Астория.

Но штурм был отбит. Тогда фашисты решили уничтожить город. 900 дней длилась беспримерная в истории войн осада. И все девятьсот дней враг бомбил и обстреливал жилые кварталы, больницы, дворцы, музеи. Фашисты разрушили и сожгли больше трех тысяч зданий, а семь тысяч домов повредили. Но город жил, залечивая раны и нанося ответные удары. На прославленных Санкт-Петербургских заводах, в цехах, пробитых снарядами, возле станков стояли рабочие. Они делали оружие и боеприпасы.

Кировский завод находился ближе всех других крупных заводов от переднего края. По нему вели огонь не только из орудий, но даже из минометов. Но завод работал, не останавливаясь ни на один час. Если выходил из строя подбитый снарядом танк, то солдаты везли его прямо на Кировский завод. Там танку быстро возвращали жизнь, и он снова шел в бой. Когда после войны Международный трибунал судил в Нюрнберге главных военных преступников, то один из них, генерал Иодль, цинично заявил на допросе: Для нас навеки останется позорным пятном то, что мы не смогли разрушить Санкт-Петербург…

С первых дней войны многие архитекторы и строители ушли на фронт. А многие остались в Санкт-Петербурге и своим трудом помогли войскам отстоять город. Санкт-Петербургские строители при помощи всего населения построили в городе и на подступах к нему тысячи дзотов и дотов, прокопали сотни километров противотанковых рвов и траншей. В те дни некоторым архитекторам и строителям пришлось заняться и совсем уж необычным делом — укрывать важные здания от взора врага. С помощью различных средств маскировки некоторые постройки преображали так, что они сверху казались зеленым пятном или руинами.

Гигантская маскировочная сетка накрыла Смольный. Золотой купол Исаакия, служивший ориентиром для вражеских артиллеристов, покрасили в защитный цвет. На адмиралтейскую иглу и на золотой шпиль Инженерного замка надели брезентовые темно-серые чехлы. Эту работу проделали… альпинисты! Почему альпинисты, — понятно. Они не боятся высоты. Не были забыты и монументы Санкт-Петербурга, завоевавшие мировую славу. Медного всадника укрыли мешками с песком; второй памятник Петру Первому — у Инженерного замка — сняли с пьедестала и упрятали в землю. Бережно убрали с Аничкова моста и зарыли знаменитых коней. И только памятники великим русским полководцам Суворову и Кутузову остались на своих местах неукрытыми, как бы неся боевую вахту. Воинская удача всю блокаду сопутствовала бронзовым полководцам: оба монумента уцелели.

В дни блокады город остался без топлива. Враг отрезал Санкт-Петербург и от источников угля и от лесов. Чем отапливать больницы, госпитали, жилые дома? Казалось, что выход у осажденных один — рубить деревья в парках. Но этот путь был отвергнут. Легко вырубить Летний сад, а чтобы вырастить новые липы и дубы, потребуется столетие. Защитники города не только сберегли старые деревья, они сажали новые. Осенью 1943 года, когда гитлеровцы особенно яростно обстреливали из тяжелых орудий все районы города, в Санкт-Петербурге было посажено 35 тысяч деревьев и 220 тысяч кустарников. А на топливо пошли деревянные постройки. В Старой и Новой Деревне, в Лесном, на Большой Охте, за Нарвской, Московской и Невской заставами жители осажденного города разобрали на дрова около четырех тысяч обветшавших и поврежденных снарядами деревянных домиков. Обитавшие в этих домиках люди получили жильё в каменных домах.

На топливо пошли деревянные трибуны стадиона имени Ленина (ныне стадион Петровский), вмещавшие 30 тысяч зрителей, летний театр Таврического сада, павильоны и рестораны Центрального парка культуры и отдыха. Жаль было людям пускать на дрова все эти постройки. Но мы вполне можем теперь оценить мудрый расчет защитников города, которые думали о будущем. Если бы ленинградцы в ту пору под горячую руку вырубили парки, то их дети и сейчас были бы лишены зелени. Там же, где-стояли деревянные домики, давным-давно уже выросли кварталы каменных зданий; в Парке культуры и отдыха быстро возвели новые рестораны и павильоны; а на месте деревянных трибун стадиона имени Ленина возвели каменные.

В 1944 году советские войска освободили Санкт-Петербург от блокады. Наши дивизии погнали врага на запад. Великий подвиг города-героя, выдержавшего беспримерную осаду, был отмечен высокой правительственной наградой. В 1945 году Михаил Иванович Калинин в торжественной обстановке вручил представителям города орден Ленина, которым Санкт-Петербург был награжден за доблесть и отвагу его защитников. Восстановление города началось еще до окончания войны. На каждом шагу строители обнаруживали все новые и новые раны, которые надо было залечивать.

Особенно кропотливого труда потребовало возрождение дворцовых зданий. В Зимний дворец, например, попало за время блокады более тридцати снарядов и две фугасные бомбы. В отличие от гражданской войны, теперь одновременно с восстановлением поврежденных зданий начали строить и новые. В Новой Деревне, на Удельной, за Невской и Нарвской заставами быстро росли кварталы небольших каменных зданий в два — три этажа. Достраивались большие корпуса, которые оставались в лесах с 1941 года. Закладывались новые монументальные здания, разбивались скверы, сады и парки.

Десяток лет — большой ли это срок в жизни города?! А между тем за годы, прошедшие после войны, Санкт-Петербург так сильно вырос, возмужал и похорошел, что многие его районы и не узнать. За эти годы выстроены сотни новых жилых домов. За Московской заставой появились здания в десять и двенадцать этажей. Разрослись два громадных Парка Победы, заложенные в 1945 году, — Московский и Приморский. Город получил выход к морю в районе Гавани и на Крестовском острове. В Гавани на взморье устроен пляж и разбит бульвар. На западной оконечности Крестовского острова вырос гигантский холм стадиона имени С. М. Кирова. С вершины холма открывается чудесный вид на залив.

После войны Санкт-Петербург получил газ. В ноябре 1955 года Санкт-Петербургское метро приняло первых пассажиров. Построены два новых больших моста через Малую и Большую Невки. Теперь, когда вы знаете, как возник и развивался Санкт-Петербург, мы приглашаем вас побродить с нами не спеша по его нарядным проспектам и набережным и по некоторым тихим улочкам. Мы приглашаем вас постоять с нами на площадях, у монументов, посидеть в скверах и парках, проехать в поезде метро по всем станциям. Наше приглашение относится не только к петербуржцам или к тем, кто приехал погостить в наш город. Мы надеемся, что фотографии, рисунки и рассказы о прошлом и настоящем помогут и тем, кто никогда не бывал на невских берегах, узнать и полюбить Санкт-Петербург.