В начале XIX столетия – Часть 1

Опубликовано: Март 22, 2012

Только в начале XIX столетия, когда на русский трон взошел Александр Павлович, крепость открыли для посещения любознательными горожанами и путешественниками. Тянулись десятилетия, Парадные ворота дряхлели. Их ремонтировали, подновляли и, конечно, каждый раз что-то переделывали. Пришлось заменить и статуи. Ветхим стал свинец. Но даже через два столетия после закладки создатель первой истории русского искусства И. Э. Грабарь признал: «Серьезная и благородная архитектура Петровских ворот говорит… о каких-то не совсем еще прерванных нитях соединявших „инженера"… с гениальными…

крепостными сооружениями Микеле Санмикеле в Вероне». Помянутый Грабарем итальянский зодчий работал в первой половине XVI столетия. Ученик прославленного Браманте, начавшего сооружение ныне существующего собора Святого Петра в Риме, он рано уехал на север Италии и до самой смерти (в 1559 году) строил в городах Венецианской республики. Санмикеле прославился высоким умением сопрягать строгую монументальность с чувством прекрасного. Это заметно во всех его произведениях, но особенно ощутимо в крепостных воротах Вероны: Порта Нуова, Порта Ступпа и Порта Дзено. Они уцелели до наших дней и по-прежнему украшают очаровательный городок, рожденный еще в III веке до нашей эры. Пожалуй, именно нижняя половина Петровских ворот в Петербурге напоминает крепостные ворота Порта Дзено. Только вместо узких дверей для пешеходов по обеим сторонам проездной арки Трезини сделал ниши для статуй. Хочется думать, что Доминико видел творения Санмикеле. Присматривался к ним, запоминал.

А тонкая нить сходства двух крепостных сооружений позволяет хоть бы пунктиром наметить странствия главного строителя Петропавловской крепости в годы учебы. Припомним его рассказ в Посольском приказе вскоре после приезда в Россию: «…учился… архитектурной работе и инженерству во Италии…» Во второй половине XVII столетия на Апеннинском полуострове существовало два основных художественных центра — Рим и Венеция.

Для небогатого Доминико Венеция была ближе и потому доступнее.

Ю. Овсянников