Главный зодчий Петербурга Карл Росси. Путь к мастерству – Часть 3

Опубликовано: Март 26, 2012

Из гостиницы, где одолевали клопы и вечно пахло прогорклым маслом, Лепиково семейство переехало в один из домов позади Каменного театра. Переделанные и перестроенные, они и сейчас стоят вкруг Театральной площади. И старожилы прозывают их «театральными». Новое жилье занимало, скорее всего, целый этаж дома. В одной из зал на половине Гертруды Росси устроили класс для обучения танцам желающих. Сохранился счет за ремонт окон в покоях мадам: за восемь новых рам, с восемью переплетами каждая, а в них богемские стекла, — уплачено 64 рубля. Семья танцоров обживалась и утверждалась в новом для них мире, нарочито подчеркивая и свои денежные возможности, и привычки людей, не умеющих, не желающих считать рубли.

Дневников или каких-нибудь записок месье Лепик и мадам Росси, скорее всего, не вели. Неизвестны нам их приватные письма того времени. Наверное, не было у них в Европе людей, с кем хотели и могли поделиться своими раздумьями и первыми впечатлениями. К счастью для нас, оставил об этом времени свои воспоминания французский посол граф Луи-Филипп Сегюр, прибывший к русскому двору за несколько месяцев до артистов. Конечно, умом, начитанностью, литературным талантом граф превосходил знаменитого танцора, но первые общие впечатления от России двух иностранцев могли быть схожими.

«Петербург представляет уму двойственное зрелище; здесь в одно время встречаешь просвещение и варварство, следы X и XVIII веков, Азию и Европу, Скифов и Европейцев, блестящее гордое дворянство и невежественную толпу. С одной стороны, модные наряды, богатые одежды, роскошные пиры, великолепные торжества, зрелища подобные тем, которые увеселяют избранные общества Парижа и Лондона, с другой, купцы в азиатской одежде, извозчики, слуги и мужики в овчинных тулупах, с длинными бородами, с меховыми шапками и рукавицами и иногда с топорами, заткнутыми за ременными поясами. Эта одежда, шерстяная обувь (неизвестные европейцам валенки и род грубого котурна на ногах (лапти с кожаными ремешками вокруг икр породили у француза сравнение с античной обувью. напоминают Скифов, Лаков, Роксолан и Готов, некогда грозных для римского мира».

Ю. Овсянников