Главный зодчий Петербурга Карл Росси. Путь к мастерству – Часть 4

Опубликовано: Март 28, 2012

Посол не скрывает своего удивления перед открывшимся: вопиющим противостоянием нищеты и роскоши, чудовищным неравенством сословий, непонятностью одежды и обычаев. Россия в его представлении — дикая, непросвещенная страна, способная на самые неожиданные поступки. И даже утонченная литературная форма не в состоянии упрятать страх графа: вот они новые скифы, даки и готы, способные повторить с цивилизованной Европой то, что они сделали с Римской империей.

Впрочем, семейство Лепика над такими проблемами не задумывается. Для них Россия — обетованная земля, которой нужен их талант и где они могут жить в довольстве и сытости. Ради этого они готовы честно служить в меру своих сил.

Однако даже самые лучшие намерения не облегчают вхождение в новую жизнь, привыкание к ней. Для взрослого человека, с устоявшимися взглядами и привычками, это всегда трудно. Для ребенка — проще, потому что занимательно. Он воспринимает только внешнюю, самую интересную сторону жизни.

Первое знакомство Карла с Петербургом начиналось из окна кареты, когда мать брала его с собой на прогулку или за покупками. Тогда за толстым стеклом постепенно раскручивалась панорама: нарядные особняки, пустыри, речки, каналы, грязные боковые улицы, где после дождя вязнут повозки, снова особняки, храмы, простор мощеного Невского проспекта, нарядные экипажи, запряженные четверней. Мало женщин и много красивых военных мундиров. И наконец, торговые ряды. Гостиный двор оглушал своим гамом и неумолкающими криками зазывал и потому не нравился. Зато с тайным страхом и любопытством взглядывал Карл на Летний дворец. Он напоминал очень старую даму, которая продолжает носить платья своей молодости. Дворец стоял пустой, позабытый, и казалось, что именно в его залах обдумывает свои козни злая фея.

Очень нравился дворец из мрамора, стоявший на краю большого поля. Его медная крыша полыхала густым красным пламенем. И это было красиво. Потом карета сворачивала на торжественную набережную, одетую в гранит. Он любил разглядывать статуи и лепные украшения дворца императрицы, но никогда не успевал рассмотреть все маски над большими окнами второго этажа. Карета сворачивала и уже катилась по Дворцовому лугу, а затем вдоль земляных валов Адмиралтейства. Там, за этими валами, сотни умелых людей строили большие корабли. Когда их спускали на воду, корабли поднимали белые паруса и уходили к далеким незнакомым землям. Еще очень любил он тонкие сверкающие иглы над Петропавловской крепостью и Адмиралтейством. В разную погоду они сияли по-разному: на солнце горели золотым огнем, в пасмурный день и вечерами — серебряным светом. Мальчику в городе было интересно…

Ю. Овсянников