Главный зодчий Петербурга Карл Росси. Путь к мастерству – Часть 9

Опубликовано: Апрель 5, 2012

Записки Массона позволяют в какой-то мере представить атмосферу дома модных танцоров.

В просторных апартаментах на Театральной площади собирались вечерами в основном итальянцы и французы. Обменивались городскими новостями, сплетнями. Доверительно сообщали последние известия из Франции. За ужином всегда находились спорщики, мечтавшие доказать превосходство белого французского Шабли над венецианским Конельяно, чтобы потом со вкусом опрокинуть рюмку российской водки. Ужин незаметно переходил в пиршество легких, незлобивых, но острых шуток и насмешек. Порой, развеселившись, начинали представлять озорные фарсы с влюбленным Арлекином, простоватым Панталоне и ловкой Коломбиной. Для большего интереса и развлечения играли с намеками на личности.

Не сразу, постепенно сложился круг друзей, конечно в первый черед из соплеменников и сослуживцев. Среди них ближайший — архитектор Винченцо Бренна. Уроженец Флоренции, он обучался своей профессии в Риме, продолжавшем жить традициями барокко. Потом работал в Польше, пока в 1784 году не переехал в Россию. Поначалу Бренну определили помощником шотландца Чарлза Камерона, возводившего дворец в Павловске. Именно тогда он сблизился с семейством Лепика. Даже летние дома их стояли рядом. В семье артистов Бренна отдыхал от служебных разговоров и весело болтал о пустяках. Для человека, живущего вдали от родины, это подарок судьбы.

В тесном кругу и разговор доверительный. Можно поведать о том, как тяжко заболела императрица, получив известие о казни короля французского. Посудачить о новом приступе страха у Павла Петровича. Высказать презрение к этим невеждам и грубиянам — гатчинским офицерам, затянутым в прусские мундиры и вставленным в огромные сапоги с квадратными носами. При случае не грех поделиться новыми слухами о желании престарелой императрицы отстранить сына от престола и назначить своим наследником внука Александра.

В такие вечера не заглядывают вперед, не размышляют о возможных будущих переменах. И балетмейстер, и архитектор простодушно убеждены, что артисты и художники необходимы всем правителям и перемены наверху не затронут их благополучия. Не следует только впутываться в какие-либо тайные общества или примыкать к каким-либо партиям. Цель Артиста — творить вне политики.

Ю. Овсянников