Главный зодчий Петербурга Карл Росси. Путь к мастерству – Часть 11

Опубликовано: Апрель 8, 2012

Юный Карл даже не предполагает, что через три десятилетия, когда уже не будет в живых ни управляющего, ни Лепика, ни Бренны, он, вероятно, вновь услышит эту фамилию. Ее многократно назовут рядом с именами других отчаянных молодых людей, попытавшихся утром 14 декабря 1825 года переломить на Сенатской площади ход российской истории. Припомнит ли он тогда свои далекие юношеские годы? Сумеет ли связать воедино разные времена и события? Нам, видимо, никогда этого не узнать…

А пока Карл стремится проникнуть в тайны архитектуры. Он мечтает стать зодчим. Друзья дома, вечерние беседы в кабинете отчима и в гостиной, рождавшийся на его глазах павловский ансамбль — все оказало влияние на окончательный выбор будущего занятия.

Помог случай. Весной 1795 года Бренна сильно покалечил руку. Коляска, в которой он возвращался из Павловска в Петербург, опрокинулась в глубокую канаву. Врачам пришлось серьезно повозиться с архитектором. Руку немного подлечили, но без надежного помощника, способного выполнять всю черновую работу, обойтись уже было нельзя. После недолгих раздумий Бренна выбрал юного Росси, которого хорошо знал, в чьи способности верил. Карл с радостью принял предложение. Так всерьез началось его обучение будущей профессии.

Может, конечно, как архитектор Винченцо Бренна и не столь велик, но воспитатель он прекрасный. Не случайно берет у него уроки искусства архитектуры сам великий князь Павел Петрович, любитель и знаток серьезной музыки. Не подавляя личных вкусов и воззрений, Бренна умеет хорошо объяснить основы своей профессии или, как говорят, заложить фундамент мастерства, умеет развить чувство красоты и соразмерности. Примером тому прославленный Джакомо Кваренги, который позже напишет: «…названный г. Бренна явился первым учителем моим в архитектуре». Или приехавший с учителем из Польши Франц Лабенский, который очень скоро и надолго станет хранителем Картинной галереи императорского Эрмитажа.

Ю. Овсянников