Главный зодчий Петербурга Карл Росси. Путь к мастерству – Часть 17

Опубликовано: Апрель 26, 2012

Современники описывают первый день царствования нового императора как захват Зимнего, как дворцовый переворот. Уже упомянутый нами ранее Массой: «Дворец взят штурмом…» Г. Р. Державин: «Тотчас все приняло иной вид, зашумели шарфы, ботфорды, тесаки и, будто по завоеванию города, ворвались в покои везде военные люди…» Полковник Н. А. Саблуков, отъехавший позже в Англию: «Началась ужасная сутолока, появились новые люди, новые сановники». Среди этих «новых» — Винченцо Бренна и Карл Росси. Наступало их время.

Из воспоминаний князя Адама Ежи Чарторыйского:

«Никогда еще по сигналу свистка не бывало такой быстрой смены всех декораций, как это произошло при восшествии на престол Павла I. Все изменилось быстрее, чем в один день; костюмы, прически, наружность, манеры, занятия… Император оставил для себя в Зимнем дворце апартаменты, которые он занимал, будучи великим князем. Приемная зала бывала переполнена теми, кому разрешен был вход… Здесь шло беспрестанное движение, волнение, суетня; камердинеры, адъютанты в ботфортах бегали, натыкались друг на друга, одни ища кого-нибудь, другие неся приказы императора… Император в своих решениях руководствовался лишь одним желанием, чтобы его воля немедленно исполнялась, хотя бы то были распоряжения, отданные по первому побуждению и без всяких размышлений. Ужас, им внушаемый, заставлял всех с трепетом и покорно опущенной головой подчиняться всем его приказаниям, самым неожиданным и странным».

Первым делом решено уничтожить, вытравить распутный дух правления матери. Этот ненавистный дух царил повсюду: в армии, на улицах города, в самом дворце. Он мешал свободно дышать новому императору. Павел задыхался…

25 ноября 1796 года по велению нового императора в Александро-Невском монастыре вскрыли могилу подло убиенного Петра III и положили останки в храме. В окружении семьи и придворных Павел торжественно возложил императорскую корону на тронутый желтизной череп отца. Так восстанавливалась справедливость.

Ю. Овсянников