Главный зодчий Петербурга Карл Росси. Путь к мастерству – Часть 25

Опубликовано: Май 19, 2012

Высочайшая милость совпала, правда, с окончанием строительства многострадального Исаакиевского собора. Начатый при Екатерине II из гранита и мрамора, он был обобран, лишен заготовленных деталей и украшений, перетащенных на сооружение Михайловского замка, и Бренна вынужден был завершить храм кирпичом, уменьшив высоту колокольни, понизив центральный купол и лишив собор боковых глав. Еще при жизни Павла пошла гулять по городу злая эпиграмма:

Се памятник двух царств, Обоим им приличный, На мраморном низу Воздвигнут верх кирпичный.

Если верить преданию, сочинителю, капитан-лейтенанту Акимову, вырезали язык, а зодчий, увы, обрел у последующих поколений незаслуженную репутацию малоталантливого. И, конечно, никакими милостями и наградами за этот труд Бренна обласкан не был. Покойный император унес его славу с собой в могилу.

В ночь с 22 на 23 марта, когда «умолк рев Норда сиповатый, закрылся грозный, страшный зрак», завершился русский XVIII век, а с ним окончилось торжество пышного украшательства, нарочитой любви к роскоши и драгоценностям. «Дней Александровых прекрасное начало» принесло утверждение изысканной сдержанности и увлечение классической античностью. Лишь в Павловске, где царствовала Мария Федоровна, продолжали жить вкусы прежних лет.

Теперь это последнее прибежище Бренны. Его последнее дело. Он аккуратно исполняет повеления и пожелания вдовствующей императрицы: что-то перестраивает, что-то украшает. И рядом с ним исправно трудится его верный ученик и единственный помощник — Карл Росси.

К лету 1801 года все работы в Павловске завершены. Остаются мелочи, совсем не интересные Бренне. И зодчий осознает всю бессмысленность дальнейшего пребывания в России. Надо уезжать. В июне он начинает деятельно готовиться к отъезду. Первым делом расстается со своим значительным художественным собранием, равного которому трудно найти в частных домах Петербурга. Газета публикует объявление: по средам и четвергам в четыре часа пополудни в доме 124 на Большой Морской в Адмиралтейской части продаются с публичного торга «разные живописные картины, мраморные статуи, лучшие красного дерева мебели с бронзою, часы столовые с бронзою же, люстры, фонари, зеркала в позолоченных рамах, антики и разные не все описанные вещи…». Заметим, что в коллекции Бренны были полотна Тициана, Рембрандта, Иорданса, Гвидо Рени, Грёза. Архитектору принадлежал также «Скорчившийся мальчик» Микеланджело, — сегодня он в Эрмитаже.

Ю. Овсянников