Главный зодчий Петербурга Карл Росси. Путь к мастерству – Часть 28

Опубликовано: Май 20, 2012

9 января 1803 года в седьмом часу вечера загорелся Павловский дворец. На крещенские морозы, когда топили, не жалея дров, начала тлеть балка рядом с печной трубой, а потом вспыхнул потолок. Три дня тушили пожар гарнизонные солдаты, жители Павловска и окрестные крестьяне, Драгоценное убранство залов удалось почти все вытащить. Успели даже снять украшенные бронзой двери и разобрать несколько каминов. Но дворец не спасли. Он стоял почерневший, закопченный, глядя на мир пустыми проемами окон.

Вдова императора Павла твердо решила восстановить любимый дом. Для этого нужны старые чертежи, а бессовестный Бренна увез их с собой. И тогда за ним вдогонку в Берлин помчался курьер…

1 2 февраля 1803 года архитектор Винченцо Бренна с женой, дочерью, помощником и слугами прибыл в Париж. Но конец путешествия не принес радости. Жена зодчего тяжело больна. У Бренны усилились боли в руке.

Он каждый день советуется с новым хирургом. Может, придется делать операцию. Поэтому Карл пока предоставлен самому себе.

Еще ничего не подозревая, Франция радуется мирным дням наступающей весны. Пройдет несколько недель, и, разорвав Амьенский договор, мирный договор с Англией, Наполеон начнет новую войну, которая продлится двенадцать лет и потребует сотни и сотни тысяч жизней.

Весна возбуждает и радует парижан. На правительственных зданиях еще сверкают позолотой надписи: «Французская республика», но министры уже носят пудреные парики времен казненного короля. Высокие сапоги якобинцев уступили место шелковым чулкам и туфлям. В официальных бумагах продолжают писать «гражданин», но все чаще и чаще слышится «мадам» и «месье». Остается всего год до того дня, когда Наполеон Бонапарт примет титул «императора французов».

У Карла ощущение, что в Париже часы идут быстрее, чем в Петербурге или Берлине. Ему все время не хватает времени в этом городе, где великолепие и волшебство соседствуют с пугающей нищетой и чудовищной грязью. Он спешит в сад Тюильри, где прогуливаются кавалеры и дамы. Торопится на Монмартр, на склонах которого — ветряные мельницы, и замирает перед возникшей панорамой: огромные здания с куполами и шпилями. Снова вниз, через гранитный мост, на котором всегда народ, к церкви Сен-Жерменде-Пре. От нее на остров Сите, чтобы застыть в молчании перед Сент-Шапель или собором Парижской Богоматери. Но это — давнее прошлое, а он жаждет увидеть настоящее. Колоннада Лувра, возведенная Клодом Перро, площадь Согласия, спланированная выдающимся зодчим Ж. А. Габриелем, «Багатель», построенный Ф. Беланже, — вот что особенно привлекает его внимание. Он приходит к ним несколько раз. Вглядывается, запоминает, что-то зарисовывает в альбом. Это — школа, где учеба — удовольствие.

Ю. Овсянников