Главный зодчий Петербурга Карл Росси. Путь к мастерству – Часть 33

Опубликовано: Май 24, 2012

Помощник архитектора, мечтающий стать знаменитым, обязан совершить этот вояж. Этого требует рожденный временем новый стиль — ампир — строгий, монументальный и вместе с тем торжественно-нарядный, прославляющий своими масштабами и декоративным убранством силу власти и мощь империи. Истоки его лежат в искусстве воинственного императорского Рима. В нем черпают свое вдохновение признанные мастера ампира Шарль Персье и Пьер Франсуа Фонтен. Решив следовать их примеру, Карл должен сам увидеть грандиозные развалины, разобраться и понять законы древней архитектоники, прочувствовать связи отдельных сооружений с окружающим пространством. На поездке настаивает и учитель. Бренна сам когда-то начинал свой путь в архитектуре с дотошного изучения античных построек. Теперь ученик обязан повторить его опыт.

Дорога из Парижа в Рим идет через Милан, Парму, Болоныа и Флоренцию. Наверняка Росси останавливался в этих городах, бродил по их улицам и площадям, но вряд ли задерживался надолго.

Существует два Рима. Один — современный, суетный, живущий сегодняшними треволнениями. Другой — к юго-западу от площади Венеции — величественный город руин, терпеливо хранящий память о прошлом. Именно он захватил молодого человека, погрузил в свою особую атмосферу, поселился в его душе и навсегда остался в памяти видениями неторопливого ритма арок Колизея, уцелевших колонн храмов Диоскуров и Сатурна, ансамбля императорских дворцов — Палатина, рожденного титанами. И эти видения, эта память останутся с Карлом Росси навсегда. Вот почему мы вправе считать месяцы, проведенные будущим архитектором в Риме, главными и завершающими в учении…

И снова Париж. Прощание с учителем, тщетно ожидающим нового приглашения в Россию. И опять пыльная дорога, когда остаются за спиной Страсбург, Франкфурт, Лейпциг, Берлин. Его ждет Петербург. А ждет ли?..

Пробками шампанского в потолок встретили путешественника старые знакомцы по кружку Кутайсова. Такой прием немаловажен. Обаятельный молодой человек, только вернувшийся из Франции, быстро становится известен в салонах и гостиных Петербурга. Он всегда в окружении любопытствующих: какие моды сейчас в Париже? что говорят о злодейском убийстве несчастного герцога Энгиенского? как отозвалась Франция, когда Буонапарте — этот антихрист по убеждению одних или великий человек по уверению других — объявил себя императором?

Ю. Овсянников