Петропавловская крепость – политическая тюрьма

Опубликовано: Май 27, 2012

Петропавловская крепость очень скоро утратила свое военное значение. Она стала еще при Петре политической тюрьмой. Бастионы и равелины крепости овеяны недоброй славой. Здесь томились многие борцы за свободу. Иные из них сложили в крепости голову. Первыми узниками Петропавловки стали двадцать два моряка корабля Ревель. Они были посажены в крепость по приказу капитана корабля в 1717 году за неповиновение.

С мятежными матросами расправились круто: одного казнили, а других сослали на каторгу. Вскоре после того попал в крепость талантливый публицист и экономист петровского времени — И. Т. Посошков. Преступление его заключалось в том, что он написал Книгу о скудости и богатстве, в которой обличал помещиков, притесняющих крестьян.

По-видимому, за этот труд он и был арестован тайной канцелярией. Посошков в крепости вскоре после ареста и умер. В 1790 году в крепость заточили арестованного по приказу Екатерины II А. Н. Радищева. Отсюда автор Путешествия из Петербурга в Москву, закованный в кандалы, был в том же году увезен в Сибирь. Знает история и такой случай, когда в Петропавловскую крепость заточили сразу несколько тысяч человек. В 1820 году солдаты Семеновского полка, возмущенные жестокостями своего командира, полковника Шварца, отказались служить под его началом.

И тогда весь полк, в составе около трех тысяч человек, заперли в казематы Петропавловской крепости. Теснота в камерах была такая, что люди сидели по очереди. Долго продолжалось следствие, а затем наступила расправа. Многих солдат, после избиения палками, отправили на каторгу в Сибирь. Других услали на Кавказ, где шла война с горцами. А через пять лет после бунта семеновцев в казематы крепости попали декабристы.

Руководители движения содержались в секретном доме Алексеевского равелина—здании тюрьмы, построенной для особо важных преступников. В холодных, сырых одиночках, которые еще не просохли после наводнения 1824 года, водилось множество крыс и насекомых. Ноги и руки многих узников были скованы тяжелым железом: ручные кандалы весили 22 фунта, а ножные цепи — около 30 фунтов.