Таврический дворец

Опубликовано: Июнь 14, 2012

… Мы незаметно дошли с вами по Шпалерной улице до Таврического дворца. Вы уже немного знакомы с этим дворцом и его строителем, одним из зачинателей классицизма в русской архитектуре— Иваном Егоровичем Старовым. Старов создал творение, которое потрясло его современников. Поэт Г. Р. Державин писал о Таврическом дворце: Наружность его не блистает ни резьбою, ни позолотою, ни другими кпкими пышными украшениями. Древний изящный вкус — его достоинство; оно просто, но величественно. Наружный облик дворца дошел до наших дней почти в таком виде, каким задумал его Старов. Фасад, украшенный в центре дорическим портиком с фронтоном и увенчанный куполом, растянут на четверть километра.

Но постройка не кажется однообразной, скучной — так совершенны пропорции здания. Если дворец снаружи всегда имел строгий вид, то внутри он поражал богатством убранства, великолепием отделки. Вестибюль с триумфальными вратами из яшмы и гранита, восьмиугольный купольный зал с лепкой и росписью и, наконец, гигантский парадный зал с ионической колоннадой, вмещавший до пяти тысяч гостей,— все это оставляло неизгладимое впечатление. Но это было еще не все. Пройдя залы, гости попадали в огромный сад с оранжереями, где выращивались персики, абрикосы и даже ананасы. Дворец возвели для князя Потемкина-Таврического.

Возвели по тем временам быстро — за шесть лет. При Екатерине II во дворце задавали балы, изумлявшие своей пышностью всю Европу. Для одного такого бала императрица заказала платье, отделанное бриллиантами, которое обошлось в двести тысяч рублей. Во время бала в залах дворца и в саду горели двадцать тысяч восковых свечей. Проследим дальше историю дворца. Павел 1, ненавидевший все, что было связано с именем его матери, взойдя на престол, обратил Таврический дворец в казарму. Император велел поместить во дворец полк конной гвардии. Знаменитый парадный зал с ионическими колоннами конногвардейцы обратили в конюшню; паркет выломали, между колоннами устроили стойла для лошадей. К концу короткого царствования Павла внутренние помещения дворца были обезображены до неузнаваемости.