Швертфегер начинает свою деятельность с изготовления новых чертежей

Опубликовано: Июнь 19, 2012

В тот 1720 год, когда строение монастыря поручено Швертфегеру, для Петра важнее всего Петропавловский собор в крепости. Особенно его колокольня, с которой можно будет любоваться растущим Петербургом. И еще очень нужен новый каменный госпиталь на Выборгской стороне. Там место Трезини, там в первую очередь следует ему приложить свои силы и способности. А с монастырем все просто.

Модель существует. Она одобрена, и строить по ней может любой. Но, вероятно, было еще нечто. Вовсе не случайно Швертфегер начинает свою деятельность с изготовления новых чертежей и новой модели главного монастырского храма.

Располагая монастырь фасадом к Неве, Трезини сделал вход в собор с восточной стороны. Там, где должен помещаться алтарь. Нарушил канон без умысла, но во имя логики и красоты. (Несколько лет спустя он снова допустил такую же «оплошность»: сориентировал церковь при госпитале с севера на юг вместо положенной оси «восток — запад». Пришлось его преемникам переделывать чертежи и представлять их на новую апробацию.

) Точно так же, за двести пятьдесят лет до описываемых событий, митрополит Московский потребовал от Аристотеля Фьораванти, уроженца Болоньи, изменить первоначальный облик Успенского собора в Кремле, начатого «палатным способом». И зодчий вынужден был подчиниться. А в 40-е годы XVIII века Франческо Растрелли тоже станет переделывать свой проект собора Смольного монастыря. По требованию императрицы Елизаветы он увенчает храм традиционным русским пятиглавием. Весьма возможно, что царь передал строение собора другому мастеру, уступив настояниям духовенства. Однако, не желая наказывать верного слугу за допущенную ошибку, Петр повелел Трезини заниматься другими, более срочными делами. Архитектору оставалось только молча согласиться. Эта безропотность позволила Трезини сохранить добрые отношения с монастырским клиром.

Швертфегер первым делом принялся готовить проект нового собора (модель его дожила до наших дней). Вход, конечно, с западной стороны. А по бокам апсиды две барочные башни-колокольни. Тугие завитки волют, вазы, статуи и другие декоративные украшения. Все очень типично для южнонемецкого барокко, когда подчеркнутой пышностью хотят прикрыть дырявый карман заказчика. И самое главное — разрушен привлекательный градостроительный замысел — треугольник главных городских шпилей.

Ю. Овсянников