Мастер лепки и фантазии Франческо Растрелли. Годы учения – Часть 36

Опубликовано: Июль 5, 2012

Из парадного вестибюля, «затененного» тремя рядами колонн, светлые галереи ведут в парадные помещения дворца: налево — в тронный зал, направо — в парадную спальню. Сквозь широкие проемы галерей открывается вид на боковые крылья здания, на расположенный за воротами огромный верхний парк—При медленном шествии создается впечатление, что вокруг тебя движется великолепно исполненная архитектурная и пейзажная декорация.

Под стать внешнему облику дворца и внутреннее убранство его четырехсот покоев — колонны на высоких пьедесталах, белые с золотом балюстрады галерей, панели из полированного дуба и ясеня, укрывающие бревенчатые стены, а в парадной спальне — панели лаковые, тонкой китайской работы. И повсюду скульптуры — деревянные, алебастровые и свинцовые. Золоченные по левкасу — в галереях и парадных залах; алебастровые — на крыше главного дворцового фасада; свинцовые — посередке водоемов с фонтанами.

В молодой столице на берегах Невы и Мойки возводили обычно трехчастные дворцы — небольшой главный корпус с парадными и жилыми покоями, протянувшиеся в обе стороны галереи, и по краям — боковые павильоны. Изящно, красиво и чуть камерно. Манеру завезли из Германии, из скопидомных небольших немецких княжеств. Для обширной щедрой русской империи, для ее правителей, обладающих безграничной властью, требовалась манера другая — внушительно-величавая, торжественная, изысканно-роскошная — даже не итальянская, а французская.

Растрелли вытянул вдоль берега Яузы единое по высоте здание. Конечно, он все же выделил довольно ясно читаемые центральную часть, занимавшую треть всей длины, средние ризалиты и боковые павильоны. Но объем был един. Торжественный, внушительный, дворцовый. Такого мощного композиционного приема в России еще не знали. Позже Растрелли не раз воспользуется им, видоизменяя его и совершенствуя.

Едва перебравшись в лефортовский Анненгоф, императрица твердо решила: надо переезжать в Петербург. Там страх исчезнет. Придворному архитектору велено отправляться в город на Неве: строить новую императорскую резиденцию. Быть ей насупротив крепости, рядом с Адмиралтейством. Для большего простора нового дворца присоединить к нему палаты покойного адмирала Апраксина и дома, купленные в казну у сосланного послом в Берлин Павла Ягужинского, у наследника дядюшкина дипломата Саввы Рагузинского. И еще было добавлено: «Поспешать безотлагательно!»

Ю. Овсянников