Главный зодчий Петербурга Карл Росси. Путь к мастерству – Часть 62

Опубликовано: Июль 25, 2012

А гвардия торжественно вошла в Петербург 30 июля. К этому событию сильно постаревший Кваренги воздвиг величественную триумфальную арку. На пути следования полков перед аркой и за ней собрался радостный столичный люд. «Наконец показался император… — вспоминал позже декабрист И. Якушкин, — на славном рыжем коне, с обнаженной шпагой… Мы им любовались. Но в эту самую минуту почти перед его лошадью перебежал через улицу мужик. Император дал шпоры своей лошади и бросился на бегущего с обнаженной шпагой. Полиция приняла мужика в палки. Мы не верили собственным глазам и отвернулись, стыдясь за любимого нами царя!» Празднование победы завершилось трагедией крестьянина. Император-лицемер остался верен себе. Росси мог видеть этот конфуз. На встречу войска выехал весь город. Ну, а если не видел, то наверняка услышал в тот же вечер чей-нибудь подробный рассказ. И, видимо, не удивился: он знал двуличного Александра и не верил ему…

Зала, где Мария Федоровна чествовала сынапобедителя, не дожила до наших дней. Из семи павильонов, сооруженных зодчим в парке, сохранился один. Сгорели и девять деревянных домов деревни Глазово, построенных наподобие крестьянских изб с элементами готики. В 1970 году во дворцемузее восстановили в первоначальном виде Угловую гостиную. Тогда же создали специальную комнату Росси, где собрали мебель, настольные украшения и светильники, исполненные в свое время по рисункам архитектора…

Еще продолжались работы в Павловске, но Кабинет, считая главным делом архитектора занятия на фарфоровом и стеклянном заводах, строго требовал исполнения этих прямых обязанностей. А жалованья, увы, платили меньше, чем в Твери. Как когда-то в начале карьеры. Денег не хватало. Приходилось залезать в долги, и это еще больше портило настроение.

В сентябре 1815 года Карла Росси вызвали в суд. Ростовщик потребовал возврата взятых заимообразно 6000 рублей. А где их взять? Даже имущества, которое можно описать, и того нет. И жилья собственного нет — дом, где он проживает, принадлежит матери. Суд постановил: оный долг вычесть из жалованья, «ибо другим платить нечем».

Ю. Овсянников