Главный зодчий Петербурга Карл Росси. Путь к мастерству – Часть 63

Опубликовано: Июль 27, 2012

Беда не ходит одна. В начале 1816 года из Дирекции путей сообщения поступает всеподданнейший доклад на высочайшее имя: числятся у них по штату архитектор Росси с двумя помощниками и живописец Кипренский, а никаких занятий для них не имеется. Посему Дирекция платить им жалованье дальше не намерена. Значит, и этой столь важной денежной добавки, которую получал пять лет стараниями покойного ныне принца, теперь не будет. В полном отчаянии Росси просит отправить его снова в Москву на должность директора чертежной школы при Экспедиции Кремлевских строений. В Москве легче дышится. Там его любят и ценят за талант. Именно там он готов передать свои знания и опыт другим.

В этом прошении поражает благородный характер Росси: «Находящиеся при мне в помощниках архитекторы титулярные советники Дылдин и Ткачев в настоящей службе первый — с 1797, а второй — с 1801 годов, то прошу всеподданнейше о монаршем награждении за их усердную и ревностную службу следующими чинами и оставить их при мне, а получаемое ими жалованье из Экспедиции путей сообщения по 1200 рублей каждому в год перевести для получения в Кабинет Его Императорского Величества». Пребывая сам в тяжком положении, зодчий не перестает думать о друзьях и помощниках.

Ответ неожидан. 24 марта государь подписывает несколько бумаг. Первая: распоряжение «Об определении на службу ко Двору архитектора коллежского советника и его помощников титулярных советников Дылдина и Ткачева и об увольнении от службы живописца Кипренского, находившегося в Совете путей сообщения». Вторая: дозволение купить в России лошадей для короля Вюртембергского. Третья: о выплате денег тайному советнику Алопеусу за трико, присланные императору из Берлина.

Король Вюртембергский Вильгельм I — новый муж Екатерины Павловны. Свадьба состоялась в Петербурге в начале января 1816 года. И сейчас молодые готовятся к отъезду. Не есть ли милость, оказанная зодчему, результат самой последней просьбы любимой сестры, высказанной вместе с желанием купить лошадей? Уж очень трудно поверить, что злопамятный император вдруг ни с того ни с сего изменил отношение к нелюбимому архитектору.

Ю. Овсянников