Не хотел маршал или не мог? – Часть 2

Опубликовано: Август 11, 2012

Из ответа Леебу, выработанному в ставке Маннергейма относительно действий финской артиллерии, следовало разъяснение об ограниченных ее возможностях. Из приложенной к тексту схемы расположения артиллерийских батарей и предельной дальности ведения ими огня было видно, что по Ленинграду и его окрестностям наносить удары из дальнобойных орудий было невозможно. Но в отношении обстрела Кронштадта дело обстояло иначе. В подготовленном первоначально ответе в группу армий «Север» говорилось следующее: «С финской стороны имеются возможности начать ведение огня по Кронштадту одним 180 мм железнодорожным орудийным комплексом из района станции Терийоки (Зеленогорск. – Н. Б.). Тем не менее необходимо заметить, что для использования этого трофейного орудия имеется довольно мало снарядов… Использование железнодорожных батарей на этом направлении может быть только с 10.10.1941 г., поскольку это связано с приведением в порядок железной дороги, о чем уже поставлен вопрос… Тотлебенские укрепления стали обстреливаться 263 мм гаубицами».

Указанный ответ первоначально написан на финском языке. Но в окончательном его варианте в немецком переводе обращалось внимание на то, что 180-мм железнодорожное орудие, располагавшееся в районе Ино-Сейвисте, могло достигнуть своим огнем восточной части Кронштадта, стреляя на расстояние 28 км. А восемь орудий 158-мм калибра, находившиеся на побережье Финского залива в районах Пуумала, Сейвисте и Куоккала, могли вести огонь предельно до 20 км.

После окончания Второй мировой войны, когда в Хельсинки в конце 1945 – начале 1946 года состоялся судебный процесс над виновниками вовлечения Финляндии во Вторую мировую войну, в материалах его оказался опять-таки документ, касавшийся финской артиллерии в период боевых действий ближайших помощников маршала в ставке генерал В. Э. Туомпо. Он засвидетельствовал, как из района населенного пункта Ууси Алакюля они «хорошо видели Ленинград, а также огромные столбы дыма, поднимавшиеся там в тот момент от бомбардировки немцами». Приехав затем в Терийоки (Зеленогорск), они следили за бомбардировкой Кронштадта с наблюдательной вышки.

Н. И. Барышников