Не хотел маршал или не мог? – Часть 4

Опубликовано: Август 22, 2012

Сам же К. Г. Маннергейм ограничился тем, что, выезжая на Карельский перешеек, где финские войска продвинулись за пределы старой государственной границы, наблюдал в бинокль вместе с сопровождавшими его генералами пожары в Ленинграде, подвергавшемся бомбардировкам немецкой авиацией. Об этом писал, в частности, в своем дневнике один из ближайших помощников маршала в ставке генерал В. Э. Туомпо. Он засвидетельствовал, как из района населенного пункта Ууси Алакюля они «хорошо видели Ленинград, а также огромные столбы дыма, под­нимавшиеся там в тот момент от бомбардировки немцами». При­ехав затем в Терийоки (Зеленогорск), они следили за бомбарди­ровкой Кронштадта с наблюдатель­ной вышки.

Хотя в финской авиации было мало бомбардировщиков, они тем не менее использовались для про­никновения в воздушное пространство Ленинграда. Произошло это даже весной 1944 года, когда удалось окончательно снять блокаду города с юга после нанесенного в январе того года советскими войсками поражения группе армий «Север». Она отступила тогда с большими потерями к Нарве и Пскову. Финское же звено блокады все еще оставалось, и в ночь с 3 на 4 апреля 1944 года с севера произошло вторжение большой группы бомбардировщиков в зону Ленинграда. По данным радиолокационных средств обнаружения насчитывалось до 35 самолетов. Они двигались в сторону Ленинграда из района Йоенсуу, пытаясь незаметно приблизиться, летя над Ладожским озером. Обнаружение их на далеком расстоянии позволило привести в боевую готовность всю систему противовоздушной обороны Ленинградской армии ПВО и рассеять группировку бомбардировщиков. Командование ПВО квалифицировало тот налет как попытку нанести бомбовый удар по городу. Теперь же, спустя много лет, финские исследователи объясняют, что налет предусматривал нанесение бомбового удара по аэродрому Углово вблизи Ленинграда.

Как бы там ни было, проникновение бомбардировщиков осуществлялось непосредственно в зону прикрытия системой ПВО воздушного пространства вокруг города. Кстати, в Музее истории войск Ленинградского военного округа имеется рукописный дневник, который вели военнослужащие радиолокационной станции «Редут-7», где детально изложены сведения о налете авиации из Финляндии с точным указанием времени и схемы полета обнаруженных самолетов севернее города Сортавала. В «Истории Ленинградского военного округа» также зафиксирован факт этого налета. Таким образом, хотя и имелась договоренность между немецким и финским командованием об установлении рубежа действий ВВС Финляндии на Карельском перешейке не далее 10 км от линии фронта в южном направлении, бомбардировщики в 1944 году проникали в сторону Ленинграда на значительное расстояние. Делалось это, естественно, по приказу, исходившему из ставки К. Г. Маннергейма.

Н. И. Барышников