Екатерина Алексеевна (Екатерина II) – Часть 6

Опубликовано: Август 24, 2012

Глядя на нее забываешь, что есть на свете Сибирь». Вскоре на одном из приемов произошел забавный случай. Маленькая болонка, принадлежащая Е. А., облаяла всех, кроме Понятовского, к нему она бросилась с величайшей радостью.

«Друг мой, — сказал граф Горн, швед, близкий к Понятовскому, отводя последнего в сторону, — нет ничего ужаснее болонок. Когда я любил какую-нибудь женщину, то первым делом дарил ей болонку: я через нее всегда узнавал, имею ли я счастливого соперника». Однажды Понятовского, выходившего рано утром из Ораниенбаумского дворца, задержала охрана Петра Федоровича и доставила к императору.

Так как поляк не отвечал на расспросы о цели своего ночного визита, то Петр решил, что поймали лазутчика, который имел целью покушение на его жизнь. Узнав об аресте, Е. А. бросилась к последней любовнице мужа, Елизавете Воронцовой, сестре Екатерины Дашковой, со слезной и заискивающей просьбой уладить это дело. «Ну, не дурак ли ты!» – воскликнул Петр, обращаясь к Понятовскому, и, смеясь, объяснил ему, что никоим образом не думал ревновать.

Затем Петр идет в комнату жены, поднимает ее с кровати и, не давая времени надеть ей чулки и башмаки, а только в одном халате, ведет ее к любовнику. Устраивается совместный ужин супругов с их возлюбленными, завершившийся очень весело только в 4 часа утра. Пиры продолжались в течение нескольких недель. Из воспоминаний Понятовского: «Я часто приезжал в Ораниенбаум.

Приходил вечером по потайной лестнице в покои вел. княгини и находил там вел. князя с его любовницей; мы ужинали вместе, затем вел.

князь уводил свою любовницу, говоря нам: «Итак, мои дети, теперь я вам больше не нужен», и я оставался, сколько хотел». От него у Е. А. 9 декабря 1758 г. родилась дочь Анна, рано умершая. В конце концов императрица Елизавета удалила Понятовского из Петербурга. Он вернулся в Петербург только спустя тридцать пять лет развенчанным польским королем и умер через пять лет после возвращения.

Следующим любовником Е. А. стал знаменитый Григорий Орлов. Е. А. обезумела от любви к смелому красавцу. Кроме любовных утех он требовался ей и для достижения основной цели — захвата российского престола. Мысль о перевороте созрела у Е. А. и ее друзей еще до смерти императрицы Елизаветы.

А. Н. Агеев, С. А. Агеев, Н. А. Агеев