Приметы градостроительной деятельности Доминико Трезини

Опубликовано: Август 26, 2012

Петербург и сегодня бережно хранит приметы градостроительной деятельности Доминико Трезини. Одна из них — район от верховьев Фонтанки к востоку с его четкими, прямыми линиями теперешних улиц Шпалерной, Захарьевской, Чайковского, Фурштадтской, Пестеля. Еще в 1712 году государь повелел архитектору сделать чертеж, по которому «на Первой линии (теперь набережная Кутузова.) строить каменное или мазанки, назади деревянное». Чтобы выглядел берег Невы нарядным и представительным. Здесь возвела свой дворец Наталия Алексеевна, любимая сестра царя. Рядом поднялся фахверковый дом царевича Алексея Петровича. На «Первой линии» проживал командующий артиллерией Яков Брюс и поселился со всем семейством Растрелли. Не исключено, что Доминико Трезини участвовал не только в планировке, но и в строении здесь многих домов.

Припомним указ государя: «А каким манером домы строить брать чертежи от архитектора…». Других, кроме Трезини, в ту пору в Петербурге не было. Вторая примета — графическая сетка проспектов и линий Васильевского острова. Пожалуй, по размаху строительства, по затраченным силам, масштабам замыслов это главный труд в жизни Трезини. Значительнее, чем Петропавловская крепость. Хотя последняя потребовала от зодчего всей его жизни. Четыре долгих года велись тяжелые планировочные работы.

С рассвета солдатские роты и нестройные толпы подкопщиков расходились по заранее отведенным местам. И тогда возникал над островом особый гул, слышный далеко окрест: скрип, лязг, перестук, буханье. Насильно пригнанные мужики рыли каналы, вдоль которых стоять домам, осушали промокшую землю, рубили просеки-проспекты, корчевали хилый, но цепкий болотный лес. Расчищали площадки для будущих строений. Причем не просто отмеряли участки, а с особым условием. Самим царем установленным.

Ю. Овсянников