Служба борьбы с огнем в С-Петербурге

Опубликовано: Сентябрь 5, 2012

«Как только это случится, уже видно, как со всех сторон спешат к месту пожара несколько сот и даже тысяч плотников… с топорами в руках. Они бегут так быстро, точно у них головы горят, ибо они, так же, как и солдаты, суровыми наказаниями приучены быть на месте немедленно. Однако Его Царское Величество, если оно в городе, обычно прибегает на пожар первым… в организованном порядке ломаются дома по обе стороны уже горящих строений.

А так как тем временем прибывают большие пожарные трубы, то с чрезвычайной быстротой не только гасится огонь, но уже загоревшиеся дома частично спасаются, хоть и не полностью. Его Царское Величество бывает обычно среди рабочих, там, где это нужнее всего… и так усердно работает, что смотрящих на это мороз продирает по коже». Хорошо налаженная служба борьбы с огнем помогла ликвидировать большой пожар 5 января 1718 года. Загорелось на Троицкой площади в здании Коллегий. В том самом, что возводили по планам Трезини. Загорелось в самой середке, где размещались Сенат и Военная коллегия. А вот палаты по бокам удалось отстоять. Меньше чем через два года все восстановили и начали внутреннюю отделку.

Интересен указ от 1 февраля 1720 года об украшении зала для приема иностранных «министров» (послов): «В Камор-Аудиенций сделать балдахин бархотный с позументом и с бахромою золотою и под тем балдахином приступ о трех ступенях… а креслы двои с алмазы и каменьями и ковры… взять из Москвы…» Уже осенью того же года царь принимал в этой зале польское посольство. Государь сидел на золоченом троне, обитом малиновым бархатом. Зеленый чехол балдахина перекликался с зеленым бархатом на стенах. Темно-зеленые занавесы с золотыми кистями и позументами закрывали входные двери. Прямо перед троном три больших окна глядели на Троицкую площадь, три других — на широкую Неву и пожелтевшую листву Летнего сада за рекой.

Ю. Овсянников