Восьмидневный маскарад в честь годовщины Ништадтского мира

Опубликовано: Октябрь 3, 2012

Государь сам указал, в каком платье кому быть и под каким нумером кому идти: № 1. В кавалерском св. Георгия. Ундер-маршалу машкарада, президенту Мануфактур-коллегии Василию Новосильцову. № 2. Певчие в однорядках и халдейском. 30 человек. № 3. В аббатском. Маршал маскарада — Меншиков.

№ 4, В платье гамбургских бурмистров. Генерал-адмирал Федор Апраксин, президент Юстиц-коллегии Петр Апраксин, обершенк Андрей Апраксин.

<… № 7. В старинном немецком. Генерал-прокурор Ягужинский, тайный советник барон Остерман. <… № 18. В рудокопном. Обер-директор от строения Ульян Сенявин. Берх-коллегии советник Алексей Зыбин… а всего 9 человек.

<… № 22. В швейцарском. Генерал-майор от артиллерии Гинштер, архитектор Трезин. <… № 49. Барабанщики. Петр Алексеевич Михайлов, Иван Иванович Бутурлин, Иван Ильич Дмитриев-Мамонов, Никита Трубецкой…» В списке участников маскарада только один архитектор — Трезини. Хотя в Петербурге исправно трудятся многие прославленные мастера. Например, Бартоломео Растрелли, который именно в этот год отливает великолепный бюст Петра-победителя. Или австриец Николо Гербель, который с 1 сентября 1719 года числится на должности в Канцелярии городовых дел, итальянец Гаэтано Киавери, прибывший в Россию в августе 1720-го… Всего в маскарадной процессии пятьдесят восемь номеров. Сам царь шагает почти в конце.

За ним идут только дамы во главе с Екатериной. Но это уже игра. А вот Трезини стоит ближе к началу. К тем, кто фактически определяет внутреннюю и внешнюю жизнь государства. Для архитектора — высокая честь. Не случайно Берхгольц отмечает, что в маскараде участвуют лишь «важные и приближенные персоны».

Петр хорошо понимает, что верного слугу необходимо поощрять и выделять. Например, его исключительность среди прочих. Тогда слуга будет надежнее и станет еще ревностней относиться к своему делу. Царь тщательно разработал весь церемониал праздника. Чтобы не дай Бог кто-нибудь не проявил самодеятельности. Все действия должны заранее быть известны. В первый день собирались в три часа дня у аустерии «Четырех фрегатов» (на Троицкой площади, неподалеку от моста в крепость), обходили площадь. Оттуда на галерах ехали по гостям. На второй день в Летнем саду в три часа дня и там веселились до двенадцати ночи.

Третий день торжествовали во дворце Федора Апраксина втором по величине доме Петербурга. На четвертый и пятый день собирались опять у аустерии и оттуда к Меншикову на Васильевский остров. Шестой день отдыхали. На седьмой день веселье в Летнем дворце и саду Екатерины. Последний, восьмой день вновь встречались на Троицкой площади и разъезжались по разным домам в гости.

«Пили, пишет Берхгольц, — с пальбой и шумством».

Ю. Овсянников