Главный зодчий Петербурга Карл Росси. Мастер ансамблей – Часть 30

Опубликовано: Октябрь 11, 2012

Надобно видеть сей дворец при солнечном сиянии, когда сама природа помогает очарованию искусства… Но когда ночной мрак сокроет от глаз природу, то такое еще новое зрелище представится при блеске вечерных огней в сих чертогах…»

В 1828 году лорд Томас Ливсон Гранвилл, много лет бывший послом Великобритании в Париже, посетил Петербург и, конечно, осмотрел творение Росси. Пораженный увиденным, он записал в своем путевом дневнике: «…дворец является триумфом новейшей архитектуры и не только превосходит все виденное в Тюильри (дворец, построенный в 1560-е годы для Екатерины Медичи; последняя резиденция Людовика XVI, и в других королевских дворцах континента, но является положительно единственным в своем роде».

Восторги Гранвилла стали известны Георгу IV, королю Великобритании. Желание короля увидеть новое чудо света было столь велико, что он обратился к российскому императору с просьбой изготовить, если возможно, модель дворца и прислать ее в Лондон. Повеление построить модель немедля отдано мастеру на все руки Николаю Тарасову (брату паркетчика Степана). Через несколько месяцев уменьшенная копия дворца — длиной в 3 метра и шириной в 2 — готова. В специальном ящике, чтобы ничего не поломалось, модель отослали на корабле в Англию. Сопровождать ее доверено третьему брату Тарасову — Ивану. Он же повез с собой образчики росписей Д. Б. Скотти и А. Виги. Так истинный российский мастеровой человек задолго до вымышленного Левши оказался на берегах Темзы. Ивана приняли в Сент-Джеймском дворце и торжественно наградили «золотой медалью на голубой ленте». Но, увы, облегчения в жизни эта медаль семейству Тарасовых не принесла…

Ю. Овсянников