Николай I Павлович (Николай I) – Часть 9

Опубликовано: Октябрь 30, 2012

Эта длительная связь не мешала царственному ловеласу развлекаться и с другими дамами. Он не пропускал ни одного маскарада; оставался там до трех часов утра, разгуливая с женщинами, не считаясь с уровнем их духовных потребностей. Одна из таких особ сказала своему дяде, что нельзя себе представить всей вольности его намеков. Товарищем по любовным приключениям государя был В. Ф. Адлерберг (1790-1884), тот самый, которого он в детстве ударил ружьем по лбу так, что у того остался шрам на всю жизнь. Матушка этого Адлерберга Юлия Федоровна (урожд. Анна Багговут, 1760-1839) служила начальницей Смольного, и по городу ходили слухи, что именитые друзья при ее содействии искали приключений с воспитанницами графини. Позднее излюбленным местом для развратников стали уборные актрис; они любили смотреть как они одеваются.

Такова была интимная жизнь государя, что, впрочем, не мешало Н. П. считать себя примерным семьянином. Из воспоминаний князя П. А. Вяземского: «Москва, 5.10.1860 г. Два раза был я у А П. Ермолова. Разговор зашел об умении выбирать людей и о том, как редко это умение встречается в правителях. — «Вот если я пред кем колено преклоню, — сказал он, — то это пред Незабвенным: ведь можно же было когда-нибудь и ошибиться, так нет, он уж всегда как раз попадал на неспособного человека, когда призывал его на какое бы ни было место».

Н. П. вмешивался во все стороны жизни, что иногда приводило к комическим ситуациям. Когда в 1853 г. Академия наук решила послать 65-летнего академика И. X. Гамеля в командировку в США, то царь «наложил» следующую резолюцию на ходатайство о поездке: «Согласен; но обязать его секретным предписанием отнюдь не сметь в Америке употреблять в пищу человеческое мясо, в чем взять с него расписку и мне представить». Подданные Его Величества не посмели указать ему, что с людоедством он что-то напутал, и такую расписку от командированного министр народного просвещения А. С. Норов вручил царю.

А. Н. Агеев, С. А. Агеев, Н. А. Агеев