Александра Федоровна (супруга Николая I) – Часть 2

Опубликовано: Ноябрь 4, 2012

Она призадумалась и ответила: «Нет». Он увещал ее держаться христианского правила. «Если так, — сказала она, — прощаю австрийскому императору все зло, которое он сделал моему покойному мужу и нам».

Это было повторением того, что было при кончине Николая Павловича, когда сама императрица спросила его: не осталось ли на его душе озлобления против кого-нибудь. Он ответил: «Нет, прощаю и австрийскому императору, который так жестоко проворачивал нож в ране, нанесенной им мне, — и готов молиться за него и за султана». Последнее слово проговорил он улыбаясь».

Из записок князя П. А. Кропоткина: «Похороны высочайших особ устраиваются всегда так, чтобы произвести особенно сильное впечатление на народ. Тело императрицы (АФ) было доставлено из Царского Села в Петербург, и с вокзала его перевезли по главным улицам в Петропавловскую крепость. Гроб провожала вся императорская фамилия.

Впереди шли сотни священников и хоры певчих. Похороны не обошлись без происшествия. Над гробом, под куполом собора, сделан был громадный балдахин, увенчанный большой позолоченной короной. Во время панихид члены императорской фамилии стояли с зажженными свечами.

Раз один из маленьких вел. князей (Николай Константинович) нечаянно поджег черный креп. Через мгновение громадный огненный язык побежал вверх. Панихида прекратилась.

Стали падать куски горящей ткани. Александр II потерялся лишь на мгновение, но немедленно оправился. «Нужно гроб нести», — приказал он. Все подошли, чтобы поднять его, но в это время громадный огненный язык распался на мелкие огоньки, которые пошли по ворсу ткани.

Мало-помалу и они потухли среди пыли и копоти, накопившейся наверху».

А. Н. Агеев, С. А. Агеев, Н. А. Агеев