Главный зодчий Петербурга Карл Росси. Архитектор и царь – Часть 3

Опубликовано: Ноябрь 9, 2012

Итак, Росси обязан подготовить помещение для будущей галереи. Для этого предстоит перестроить рядом с Большой дворцовой церковью несколько маленьких кабинетов между Белым залом и Большим тронным (будущим Георгиевским). И в этом случае символически сближаются самодержавие и православие.

Работа над проектом Военной галереи совпала с утомительными днями похорон Александра I. Гроб привезен в Петербург 6 марта. Хоронят по церемониалу, установленному еще Петром I и заимствованному им в Германии. За гробом шествуют в широких черных плащах и в черных шляпах с большими полями новый император, члены императорской семьи, иностранные послы, сановники, чиновники министерств и ведомств. Карл Росси участвует в этой процессии. 13 марта новая траурная процессия отправляется из Казанского собора в Петропавловскую крепость. Сильная вьюга мешает движению. Придерживая шляпы и треуголки, шествие медленно продвигается по Невскому, по новой Садовой улице, проложенной недавно Росси, через Царицын луг и Неву. Наконец, в два часа пополудни пушечный салют извещает, что все кончено. Но семь дней, которые отданы прощанию с покойным, потребовали от архитектора немалого напряжения сил. Ведь он отвечал за все траурное убранство колесниц, зала во дворце и соборов.

Не успели утихнуть пересуды, рожденные смертью и похоронами Александра I, как 4 мая в Белёве, по дороге из Таганрога в Петербург, умерла болезненная императрица Елизавета Алексеевна — вдова почившего монарха. И на плечи зодчего свалились новые печальные хлопоты. Императрицу похоронили рядом с мужем 21 июня. И только через четыре месяца последует высочайшее повеление: «За труды в Печальной Комиссии, учрежденной по случаю кончины блаженныя памяти государя императора Александра I и императрицы Елизаветы Алексеевны всемилостивейше наградить коллежского советника, архитектора господина Росси подарком в 2000 рублей».

Вынужденных отвлечений зодчего новый император признавать не желает. Проект Военной галереи нужен как можно быстрей. Наконец, чертежи готовы и представлены на высочайшее рассмотрение. Они сохранились до наших дней с резолюцией: «Высочайше утверждено 12 майя 1826 года. Князь Александр Голицын». Тот самый Голицын, министр духовных дел и народного просвещения, который пользовался полным доверием Александра и не утратил его у Николая.

Ю. Овсянников