Александр Николаевич (Александр II) – Часть 6

Опубликовано: Ноябрь 17, 2012

Указом 12 февраля 1880 г. Лорис-Меликову вверяются чрезвычайные полномочия, по сути – военно-полицейская диктатура во всей империи: его требования обязаны исполнять беспрекословно все ведомства, не исключая военного. 14 февраля Лорис-Меликов опубликовал прокламацию к жителям Петербурга, в которой писал, что, стремясь к искоренению преступников, он в то же время желает оградить законные интересы благомыслящей части общества. Лорис-Меликов настоял на уничтожении III отделения, как отдельного учреждения, включив управление политической полицией в структуру МВД. Земства и печать почувствовали при нем действительное облегчение.

Сразу открылся ряд новых газет и журналов. Но самая крупная заслуга Лорис-Меликова в первые месяцы его диктатуры — получившей в публике полуироническое, но характерное наименование «диктатуры сердца» — заключалась в резком обличении вредного и антиобщественного значения «толстовского режима» в деле народного просвещения. Он потребовал отставки министра просвещения Толстого и добился ее. Вместо Толстого назначается А. А. Сабуров, стремившийся возвратиться к принципам Головнина. Место неспособного министра финансов Грейга занял убежденный сторонник преобразований 1860-х гг. А. А. Абаза.

Лорис-Меликов смотрел оптимистически на результаты принятых им мер и, обманутый временным прекращением террористических актов, полагал, что враг почти уничтожен или, по крайней мере, сильно ослаблен. 1 марта 1881 г. АН пал, сраженный динамитным снарядом. Перевезенный в Зимний (по его собственному приказу) еще с признаками жизни и даже в сознании, он скончался в 15.30 этого дня. Так завершилось царствование государя, которому довелось быть участником и даже могущественным двигателем славных дел, но пришлось, вместе с тем, вкусить и полную чашу тяжелых и горестных испытаний.

Императрица Мария Александровна скончалась от чахотки в мае 1880 г. — АН женился на гессен-дармштадтской принцессе весной 1841 г. Ей тогда было семнадцать лет, а ему двадцать три года. Счастливым брак оставался несколько лет, а потом АН охладел к ней. Она к тому же, еще далеко не будучи старухой, по требованию врачей, вынуждена была уклоняться от супружеских объятий. Изрядный женолюб АН перестал стыдиться своей жены и иногда даже посвящал ее в тайны своих приключений.

А. Н. Агеев, С. А. Агеев, Н. А. Агеев