Александр Николаевич (Александр II) – Часть 7

Опубликовано: Ноябрь 17, 2012

В отличие от своего отца, старавшегося сохранять внешнее благообразие семьи, сын махнул рукой на всякие приличия. Соблазненных им девушек он легко выдавал потом замуж. Спустя несколько месяцев после смерти Марии Александровны, женился вторично морганатическим браком на княжне Долгоруковой, получившей фамилию и титул светлейшей княгини Юрьевской.

Из воспоминаний французского посла М. Патолога: «В 9 часов утра мы собрались в посольстве в парадной форме. День был холодный, небо — безоблачно. Когда мы вышли из посольства (наб. Кутузова, дом № 10), луч солнца заблестел на золотом шпиле Петропавловской крепости.

Из нее раздались три пушечных залпа, и вслед за этим был поднят черно-желтый штандарт с императорским гербом. Зазвонили во всех церквах… — Погребальное шествие из Зимнего дворца двинулось по Адмиралтейской набережной через Николаевский мост. Шествие открывал эскадрон кавалергардов.

Вслед за ним шла вереница церемониймейстеров, несущих царские регалии покойного самодержца: короны, скипетры, державы, знамена и гербы Москвы, Киева, Владимира и Новгорода. Вслед за ними престарелый князь Суворов нес на золотой подушке императорскую корону России, сверкавшую бриллиантами, рубинами и топазами. Нес он ее с трудом, так как она очень тяжела. Далее шли певчие с горящими свечами, за ними духовенство.

Вслед за ними следовала траурная колесница, запряженная восемью черными лошадьми в траурных попонах с белыми султанами. Сам гроб был покрыт горностаевым, вышитым золотом покрывалом. За гробом следовал император Александр III с непокрытой головой, крепкий и величественный, в Андреевской ленте через плечо. Его сопровождали великие князья.

Далее следовали кареты с императрицей Марией Федоровной с детьми, княжнами и придворными дамами. У собора Петро-павловской крепости император и вел. князья сняли гроб и на плечах понесли его к катафалку. Вслед за этим в ярко освещенной церкви перед таинственно сверкающим иконостасом началась дивная заупокойная литургия.

Торжественное богослужение сосредоточивает мое внимание на усопшем, посиневшее лицо которого, освещаемое колеблющимся светом свечей, кажется трагическим. В это время хор начал петь «Вечную память». Вслед за этим священник прочел отпущение грехов и приложил ко лбу усопшего полоску пергамента с начертанной на ней молитвой.

А. Н. Агеев, С. А. Агеев, Н. А. Агеев