Царское Село, 11 июля 1874 года Александр II – Часть 3

Опубликовано: Декабрь 8, 2012

Зависит от правильности наблюдений и взгляда в Зимнем дворце. 18.06.1866 г. Был у вел. княгини Елены Павловны.

Она передала мне подробности о неохоте, с которой цесаревич ехал в Копенгаген (для сватовства к невесте своего покойного брата Николая, Дагмаре — будущей императрице Марии Федоровне — Прим. авт.), о его любви к княжне Мещерской, о том, что он будто бы просил государя позволить ему отказаться от престола.

25.07.1866 г. Всякое правительство и управление должны быть основаны на каком-нибудь принципе. У нас теперь принцип и идея тождественны. Они состоят в ограждении власти (от народа). Власть рассматривается не как средство, но как цель или право, или имущество.

Все наши колебания происходят от того, что время требует новых форм, а мы желаем удержать прежние. Мы требуем повиновения, но во имя чего требуем мы его? Только во имя обязанности повиноваться и права повелевать. Между тем не очевидно, что-то и другое полезно, что приказания с одной стороны, и покорность — с другой, обеспечивают благоденствие отечества.

Это доказать тем труднее, что без новых форм это благоденствие обеспечено быть не может. Таким образом, мы вращаемся в неправильном круге и из него исхода найти не хотим. 1.09.1866 г. Присутствовал при закладке часовни у Летнего сада. Довольно много народа.

В числе лиц, участвовавших в церемонии, был Комиссаров. Он украшен разными иностранными орденами, что делает ему вид чиновника, совершившего заграничные поездки в свите высоких особ. Стечение обстоятельств.

Сегодня закладка часовни, завтра похороны Муравьева, послезавтра казнь Каракозова. Смотрел на толпу присутствующих. Видел лица умиленные, видел лица задумчивые и множество лиц с выражением глазеющего тупоумия.

Есть что-то как бы надломленное в нынешнем строе России и во всем, что ежедневно у меня под глазами. 10.10.1866 г. Страшно то, что наше правительство не опирается ни на одно нравственное начало. Уважение к свободе совести, к личной свободе, к праву собственности, к чувству приличий нам совершенно чуждо.

А. Н. Агеев, С. А. Агеев, Н. А. Агеев