СУММА СТИЛЕЙ ОБРАЗ ГОРОДА – Часть 1

Опубликовано: Декабрь 9, 2012

На рубеже XIX и XX веков капитализм в стране достиг своей высшей стадии — империализма. Темпы развития экономики возросли многократно даже по сравнению с тем скачком, который произошел после реформ 1861 года.

Строительная деятельность в Петербурге в начале XX века достигла своего апогея. За первые шестнадцать лет нового столетия было построено три моста через Неву (за предыдущие пятьдесят лет — два моста).

Троицкий (Кировский) мост сооружался в 1897— 1903 годах. В строительстве принимали участие архитекторы Л. Н. Бенуа, Р. А. Гедике, А. Н. Померанцев, инженер Г. Н. Кривошеий, скульпторы А. Г. Адамсон, Р. Патауэр, В. Шаброль. Больше-охтинский мост возводился по проекту инженеров I – Г. Кривошеина и В. П. Апрышкова в течение 1908—1911 годов. Дворцовый мост был сооружен в 1912-1916 годах по проекту инженера А. П. Пшеницкого и архитектора Р. Ф. Мельцер.

В путеводителе по С.-Петербургу (изд. СПб ГОУ, 1903) говорится, что по переписи населения 1900 года в Петербурге без пригородов жило 1 248 122 человека, а с пригородами — 1 439 613 человек. Среди европейских столиц Петербург занимал пятое место по числу жителей (Лондон, Париж, Берлин, Вена Петербург). Уже с середины XIX века стало увеличиваться коренное население. Раньше было много крестьян, приезжавших в город временно на заработки. Постепенно все больше приезжих оседало в городе. Формировались рабочие кадры, рабочий класс. Много было учащейся молодежи, которая оставалась в городе после окончания учебных заведений. Историко-географический атлас Ленинграда (ГУГК СМ СССР, 1989) показывает, что население Петербурга в 1807 году составляло 1133 000 человек, а в 1917 году — 2 500 000 человек. Рост неслыханный. Почти полтора миллиона, т. е. более чем в два раза за двадцать лет. Ничего подобного наш город не переживал ни в какие другие времена. Страна перед коллапсом 1917 года была на пике развития. По некоторым сведениям, темпы роста промышленности и транспорта были не ниже японских. Объемы и скорости строительства в Петербурге были в этот короткий период чрезвычайно велики и интенсивны. До сих пор в гражданском строительстве самым продуктивным годом за весь семидесятилетний период эклектики был год 1897-й — год «строительной горячки» — 498 каменных домов. В последнее двадцатилетие средняя годовая цифра могла быть выше. Ведь было построено жилье для 1 370 000 новых жителей, больше, чем проживало в городе до сих пор. Это значит, что каждый год строилось свыше тысячи городских домов оптимального размера по три—пять сотен человек в доме. Конечно, надо делать поправку на то, что при такой сильной интенсификации промышленности, при таком бурном потоке прибывающей рабочей силы значительная часть населения ютилась и кучковалась на рабочих окраинах в домах-казармах, в казенных двухэтажных, часто деревянных заводских постройках. Но факт остается фактом — почти 60 % дореволюционного Петербурга, в котором было несколько сотен улиц, несколько десятков тысяч домов и 2,5 миллиона человек, были построены всего за пару десятков лет, за одну десятую по времени часть двухсотлетней истории города.

Р. П. Костылев Г. Ф. Пересторонина
ПЕТЕРБУРГСКИЕ АРХИТЕКТУРНЫЕ СТИЛИ