Царское Село, 11 июля 1874 года Александр II – Часть 4

Опубликовано: Декабрь 15, 2012

Мы только проповедуем нравственные темы, которые считаем для себя лично полезными, но нисколько не стесняемся отступать от них на деле, если это нам выгодно. Мы забираем храмы, конфискуем имущество, ссылаем десятки тысяч людей, браним изменою проявление человеческого чувства, душим, вместо того чтобы управлять, и рядом с этим создаем гласный суд и полу-свободу печати. Мы — смесь Тохтамышей с герцогами Альба, Иеремией Бентамом.

Мы должны внушать чувство отвращения к нам всей Европе. И мы толкуем о величии России и о православии! 19.12.1866 г. Утром в Госсовете. Сцена между вел.

князем Константином Николаевичем и князем Гагариным. По поводу одного неважного дела. Князь Гагарин сказал, что он в предложении вел.

князя видит конституционное начало. Великий князь вышел из себя, прервал речь Гагарина и, сказав ему: «Я вам это припомню», кончил объявлением, что подобных предположений в Госсовете нельзя выражать. После заседания он объявил мне, что немедленно едет жаловаться государю». Из записок Д. В. Философова: «Апреля 1-го родился в Тифлисе вел.

князь Александр Михайлович. Я был назначен для возвещения государю об этом событии и 3-го числа отправился в Петербург. Проезжая 5-го числа через г. Ставрополь, я узнал, что в соборе было совершено благодарственное молебствие по случаю счастливого избавления императора от руки злодея, выстрелившего в Его величество.

Дальше по дороге о покушении уже было всем известно, и везде чудесное избавление праздновалось шумно и восторженно: помню в Ельце было выставлено несколько транспарантов, перед которыми народ пел «Боже, царя храни». По прибытии в Петербург 14-го числа я прямо отправился в Зимний дворец. Я подъехал к дворцу с Салтыковского подъезда. Один из дежурных, расспросив, кто я и откуда приехал, ввел меня в бильярдную комнату и торжественно объявил, что «государь император изволили отправиться к королеве Вюртенбергской, но скоро вернутся».

А. Н. Агеев, С. А. Агеев, Н. А. Агеев