Будни и праздники царской резиденции – Часть 8

Опубликовано: Январь 15, 2013

Управление Гофмаршальской части просит лиц, утерявших означенные вещи (платки шейные и носовые…), за получением их обращаться в Управление (Министерский подъезд)». Из дневника графа И. И. Толстого от 21.02.1913 г.: «Блестящее солнечное утро. Это — неожиданное счастье для устроителей сегодняшних торжеств 300-летия дома Романовых.

Весь Петербург очень обильно, но довольно безвкусно декорирован; к тому же он в осадном положении, так как на Невский до 12-ти никого не пускают, а с 4-х прекращается движение всех трамваев… Я в Казанский собор не отправился из-за боязни сквозных ветров, но поехал в Зимний дворец к назначенному к 3 час. Съезду для принятия поздравлений государем.

Собралось, думается, не менее 2—3 тыс. человек; было много знакомых, в том числе Кони, М. Ковалевский, несколько гласных Городской Думы. Придворные чины, в составе которых я направился в Белый концертный зал приносить поздравление, двинуты были только в 6-м часу. Здесь стоял государь, за которым стояла свита, министры и другие сановники, подававший руку каждому подходившему, большей частью молча, но с любезным выражением лица.

Мне он сказал: «Что это Вы так похудели?» — «Был болен, В. В.» — «Нехорошо, старайтесь не болеть». В двух шагах от государя стояла императрица Мария Федоровна, прямо и любезно улыбаясь, благодаря обильным косметикам имевшая моложавый вид, несмотря на свои 65 лет.

Затем в некотором отдалении, шагов в 10-15 от вдовствующей, молодая императрица на кресле, в изможденной позе, вся красная, как пион, с почти сумасшедшими глазами, а рядом с нею, сидя тоже на стуле, несомненно усталый наследник в форме стрелков императорской фамилии. Эта группа имела положительно трагический вид. Императрица с усталым видом и без малейшей улыбки протягивала руку для поцелуя.

После этой церемонии все по очереди и гуськом выходили в коридор, где чиновники раздавали особый юбилейный нагрудный знак, установленный для всех приносивших сегодня поздравления». С началом Первой мировой войны Зимний отдан под лазарет. Залы Невской и Большой анфилад стали палатами для раненых, а Георгиевский зал — центральным пунктом лазарета.

В небольших помещениях устроили приемные, операционные, перевязочные. В 1915 г. Николаевский, Аванзал, Большой Фельдмаршальский, Петровский, Гербовый, Александровский залы и часть Н-ой запасной половины тоже отошли под лазарет.

А. Н. Агеев, С. А. Агеев, Н. А. Агеев