Главный зодчий Петербурга Карл Росси. Архитектор и царь – Часть 31

Опубликовано: Январь 19, 2013

Карл Иванович не мелкий чиновник, а коллежский советник, придворный архитектор. Значит, и жизнь его, и дом должны соответствовать положению. Известно, например, что Пушкин, сняв в 1832 году у купца Жадимировского двенадцать комнат на третьем этаже дома по Большой Морской, платил ему 3300 рублей в год. А последняя квартира поэта на Мойке стоила уже 4300 рублей. Каждый известный в Петербурге человек обязан соблюдать определенные условия, иначе можно оказаться вне общества. А это означает определенное число прислуги, выезд, наряды, приемы гостей. У Пушкиных обычно четырнадцать — шестнадцать человек дворовых и прислуги. Видимо, столько же и у Росси. Но у него нет дворовых. А болезнь жены и его собственные недомогания требуют частой помощи врачей и аптекарей, что вводит в немалый расход. Одна из таких тяжелых болезней, когда архитектору несколько раз «отворяют» кровь, приходится как раз на 1829 год.

В конце 20-х годов Карл Иванович с семьей, видимо, еще проживал в доме матери на Миллионной. На первый взгляд — значительная экономия средств. Но у медали всегда есть другая сторона. Престарелая актриса не может отказаться от привычек времен своей славы и залезает в долги. Время от времени Гертруда Росси напоминает вдовствующей императрице о своих бывших заслугах и просит дополнительное вспоможение. Мария Федоровна выделяет какую-то сумму, но и она мгновенно расходится неизвестно куда. Тогда заботы об очередных капризах матери ложатся на плечи сына…

В ноябре 1828 года Мария Федоровна скончалась. Гертруда Росси лишилась своей благодетельницы, а Карл Росси — надежного заступника. Покойная императрица всегда старалась проявить милость к бывшим приближенным убитого мужа. Теперь в случае нужды некому замолвить за архитектора доброе слово.

Карла Росси, конечно, назначили членом «Печальной комиссии», а 5 декабря за усердие в трудах комиссии наградили бриллиантовым перстнем в 2000 рублей. Но самый дорогой подарок не мог заменить утраты явной доброжелательницы.

Ю. Овсянников