Главный зодчий Петербурга Карл Росси. Архитектор и царь – Часть 40

Опубликовано: Январь 27, 2013

В городе принялись было судачить о закладке Сената, о деньгах, розданных сенаторам, но неожиданные события в Петропавловской крепости породили новые разговоры. После наводнения 1824 года обнаружили, что в соборе просел иконостас. Тщательное обследование всего здания показало, что расшатались крест и фигура ангела на вершине шпиля. А тут еще сильным порывом ветра у ангела оторвало крыло, закружило, понесло и бросило на землю, чуть не прибив коменданта крепости генерала А. Сукина. Подобный непорядок только позорит столицу империи. Государь отдал строгое повеление: починить.

Принялись составлять сметы и проекты. Следовало возвести высоченные леса. С невероятной быстротой росла сумма предстоящих расходов. Неизвестно, как бы завершилось дело, не объявись вдруг в Петербурге молодой кровельщик Петр Телушкин из Ярославской губернии. Он взялся починить крест и фигуру ангела в одиночку без всяких лесов. Плату просил только на потребные материалы стоимостью около 1500 рублей. А награду за труды предоставлял на усмотрение начальства.

Тут невольно приходит на память бессребреник Карл Иванович Росси. В письме от 3 декабря 1828 года по поводу проекта зданий Сената и Синода зодчий сообщал: «…что касается до награды, предлагаемой в случае, если удостоится высочайшего одобрения, то я беру на себя смелость доложить… что никогда интерес не был побудительной для меня причиной в выполнении каковых либо поручений, но единственно долг службы… который я всегда почитал свято». Такова, видимо, отличительная черта истинного таланта и мастерства…

Пока в канцелярии изучали, обсуждали, согласовывали предложение Петра Телушкина, прошло полтора года. За это время план здания Синода был приведен в соответствие с замечаниями императора, и 26 августа 1830 года «в 12 часов пополуночи» состоялась его торжественная закладка. После этого торжества Карл Иванович уже почти не заглядывает на Петровскую площадь. Государь торопит с окончанием театра, библиотечного корпуса, Театральной улицы и Чернышевой площади. На прочие дела у зодчего не остается ни сил, ни времени.

Ю. Овсянников