Николай II Александрович (Николай II) – Часть 4

Опубликовано: Февраль 11, 2013

Мы въехали в кованые ворота, сопровождаемые приветствием гвардейского караула, и по чудесной аллее плавно подкатили к парадному входу. Один лакей бросился открывать дверцы и помог выйти, другой уже распахнул перед нами двери и застыл в низком поклоне, а еще двое помогли снять пальто и шляпы. Навстречу нам вышли царь Николай Второй и царица Александра Федоровна с детьми.

Отец троекратно поцеловал и обнял царя, потом царицу, потом Алексея, потом — по старшинству вел. княжон. Меня представили царевичу и вел.

княжнам. — Стол с закусками был рассчитан на взрослых и на детей — черная и красная икра, креветки, анчоусы, бисквиты, фрукты, пирожные, конфеты, бутылки с водкой и вином, кувшины со сладкой (как мне сразу же объяснил Алексей) водой. <…> Был (за столом) один момент, значение которого я поняла позже.

— Когда Николаю стали наливать водки, он выхватил графинчик у лакея и, минуя рюмку, налил полный фужер. Александра Федоровна что-то громко сказала Николаю Александровичу по-французски, тот по-французски же ответил. Дети сразу притихли.

Я, конечно, ничего не поняла. А отец поднялся со своего места, подошел к царю и, глядя ему в глаза, очень тихо проговорил: «Не надо, не надо». Николай поставил фужер и в продолжение вечера больше не пил ничего… Николай унаследовал от отца — Александра Третьего — пагубное пристрастие.

О нем говорили как о большом любителе выпить. Достоянием всех стал случай, когда после одного из полковых праздников офицеры вынесли царя к автомобилю на руках и вовсе не в верноподданическом порыве. Моего отца люди, посвященные в отношения его с Николаем, называли иногда нянькой. Достаточно сказать, что именно отцу Николай доверился, рассказав о некоторых отклонениях от нормальной половой жизни и найдя у него помощь.

Такую же помощь он получал во время алкогольных приступов. Отец не избавил Николая от болезни, ограничиваясь запретом (иногда даже письменным) на водку на две-три недели, чаще до месяца. Причем Николай всегда выторговывал лишние дни». НА полагал, что только неограниченное самодержавие может быть приемлемо для России и, когда граф Витте и вел.

А. Н. Агеев, С. А. Агеев, Н. А. Агеев