Строительство храма Спаса на Сенной: все за и против

Опубликовано: Февраль 12, 2013

В Петербурге воссоздадут храм Спаса на Сенной, уничтоженный в начале 1960-х годов. Уже в марте у метро «Сенная» поставят очередной синий забор – будет вырыт котлован, начнутся архитектурные изыскания. Окончательный проект храма разработают в течение года. В 2014-м, возможно, стартует само строительство.  На чьи деньги его построят? Будет ли транспортный коллапс на Сенной? Как сочетаются храм и ТЦ «Пик»?

 

Нужен ли петербуржцам храм на Сенной

 

Михаил Мамошин, руководитель «Архитектурной мастерской Мамошина»: «Мы получим исторический образ Сенной площади, который был утрачен в 1960-е годы. И это можно всячески приветствовать. Будет новый приход – для горожан это хорошо, тем более, что рядом находится мощный пересадочный узел метро. Кроме того, восстановление храма на Сенной – реминисценция на ситуацию с храмом на Владимирской площади (Владимирский собор: в 1932 году он был закрыт, а в 1989-м – отреставрирован и возвращен верующим, чему, в числе прочих, способствовал академик Дмитрий Лихачев)».

Алексей Левкович, дизайнер: «Храм надо восстанавливать обязательно: причем по образцу того, который был уничтожен в 62-м году. Да, Сенная площадь всегда была насыщенным местом, но храм там точно лишним не будет. Сейчас там стоят какие-то непонятные скупщики краденого – и в этом смысле тоже хорошо, что это место будет занято храмом. Сенная площадь сегодня – безобразное пространство: она лишена ориентиров, ярких акцентов. Храм их сформирует».

Людмила Лихачева, архитектурный критик: «Для храма тех габаритов, которые были когда-то, на Сенной места нет. Там уже сегодня «винегрет». Сенная и исторически-то была не вполне комфортным местом – торговля сосуществовала с храмом. Но сейчас там всё очень плотно застроено. Если что-то и может поместиться, то только часовня. То есть мы либо восстанавливаем историческую справедливость и строим храм (как это сделали с храмом Христа Спасителя в Москве) – но где, историческое место занято? Либо – часовню, но это уже не то».

 

На чьи деньги строить храм

 

Александр Карпов, руководитель центра экспертиз «ЭКОМ»: «Надо учесть, что строительство потребует выноса инженерных коммуникаций, совмещение их с коммуникациями метрополитена, решения других проблем. По моим оценкам, это сотни миллионов рублей. Меня интересует, способны ли православные общины собрать хотя бы одну сотню миллионов – если речь идет о частных, а не о корпоративных пожертвованиях. Если же жертвует предприятие – то это сказывается на цене его продукции. А если речь вообще идет о выносе коммуникаций за счет бюджета – тогда это должно напрямую интересовать налогоплательщиков. Было бы правильно со стороны приходов, которые лоббируют храмостроение на Сенной, опубликовать все цифры».

 

Встанет ли Садовая в огромную пробку

 

Александр Карпов: «Я спокойно обхожусь без этого храма. Но есть рекомендации специалистов по историческому наследию: храм восстановить. Не хочу с ними спорить. Вопрос в том, когда восстанавливать. Вообще-то изначально храм там был в то время, когда не существовало такого количества машин. Теперь же Сенная из торгового места превратилась в очень напряженный транспортный узел. И восстановление храма точно не улучшит ситуацию. Более того: строительство затыкает единственную возможность организовать пешеходный дублер Садовой улицы – через внутренние дворы, на Гороховую. Каждый, кто пытался – особенно когда скользко, а сверху свисают сосульки – пройти от Сенной на Невский по тротуару, знает, насколько это мучительно и опасно для здоровья. Вот если бы было принято решение о сокращении автомобильного трафика по Садовой, о возвращении трамвая, о расширении тротуаров – после этого можно было бы нагружать площадь дополнительными объектами притяжения».

Людмила Лихачева: «Храм предполагает крестные ходы. Он не может быть просто «воткнут» в существующую застройку. Современный храм требует собственных автомобильных подъездов – а в этом месте города уже яблоку негде упасть. То есть это дополнительный возмутитель транспортного спокойствия».

Михаил Мамошин: «Транспортный вопрос урегулируется сам собой. Негде поставить машину? Поедут на метро. У нас большинство прихожан ходит пешком».

 

Как будет смотреться храм на фоне ТЦ «Пик»

 

Михаил Мамошин: «Торговый центр «Пик» должен стоять на выезде из города. Так что при обсуждении храма на Сенной не стоит на «Пик» вообще обращать внимание. Кроме того, ведь перед «Пиком» планируется застройка, так что эта непонятная стекляха в итоге будет как бы во дворе. Что пойдет всем на пользу: «Пик» не будет так агрессивно вторгаться в пространство Сенной площади».

Алексей Левкович: «Центр «Пик» лет через 10 все равно утратит актуальность, у него, так сказать, закончится «срок годности». Придется, видимо, перестраивать. И «Пик» в любом случае будет диссонировать с чем угодно – с хорошим вкусом и здравым смыслом прежде всего. И с «Пиком» в любом случае надо что-то делать».

Владимир Фролов, архитектурный критик, главный редактор журнала «Проект Балтия»: «Архитектура развивается не последовательно и не линейно – по другим, своим законам. Последняя цельная реконструкция Сенной площади была предпринята еще после войны, архитектором Николаем Барановым. Новые сооружения нашей эпохи – типа «Пика» – туда не вписываются. Надо ли разрушить «Пик»? Ну а что делать».

 

Какое влияние окажет храм на имидж Петербурга

 

Михаил Мамошин: «Только положительное. Это антиэнтропийность. Энтропия – разрушение, а антиэнтропийность – курс на воссоздание утраченного. И храм – первый пример в своем роде. Что у нас за последнее время еще восстановили? Вроде ничего, только разрушали».

Владимир Фролов: «Негативное влияние на имидж города оказала эпопея со второй сценой Мариинского театра. А восстановление храма – нормальный городской процесс: мы возвращаем утраченные в силу истории городские формы».

Людмила Лихачева: «Возмущение по поводу второй сцены Мариинского театра свидетельствует о бескультурии горожан. Картинки были в открытом доступе годы. А сейчас, когда Гюльчатай открыла личико, и все вдруг увидели, какая она уродина… Проекты следует оценивать до реализации. Когда ногу отрезали – кричать «караул» поздно. Надо все-таки следить, когда к ноге подбираются с ножом».