Главный зодчий Петербурга Карл Росси. В зените славы – Часть 11

Опубликовано: Февраль 27, 2013

Вследствие сего и дабы не омрачать мою репутацию, я всепокорнейше прошу… исходатайствовать дозволение окончить начатые работы по устройству металлической крыши, лично мне вместе с г. Кларком, по принятой нашей системе. Как я, так и г. Кларк отвечаем честью и головой, что от упомянутой крыши не произойдет ни малейшего несчастья и что все устройство будет иметь надлежащую прочность…

В заключение донесу Вашему Сиятельству, что в случае, когда бы в упомянутом здании от устройства металлической крыши произошло какое-либо несчастие, то в пример для других пусть тотчас же меня повесят на одной из стропил…»

Это не просто слова. Это — утверждение профессиональной гордости, чувства долга, меры таланта. Зная характер императора, нужно было обладать немалым мужеством, чтобы сделать такое заявление 19 сентября 1829 года от Зимнего дворца на Шлиссельбургский тракт (ныне проспект Обуховской обороны) пронеслась вереница колясок. Император, члены комиссии, архитекторы Росси, Монферран и Штауберт отправились на завод, чтобы лично осмотреть готовые металлические формы.

Господин Кларк встретил «августейшего инженера» и сопровождающих его лиц у ворот. Государь изволил детально осмотреть конструкции и, получив ответы на свои вопросы, объявил решение; «…каменное устройство стен для металлической кровли продолжать и немедля поставить несколько железных стропил для крыши для испытания, равно поставить чугунные стропила и над сценой по сделании над ними опыта наперед на заводе…» А испытание состоит в том, что к стропилам следует подвешивать груз в 2500 пудов (40 тонн). После чего члены комиссии должны пометить конструкцию каждый своей печатью. А так как сургуч к металлу не пристает, то надлежит изготовить специальные штампы и с их помощью выбивать метку. Проверенные стропила можно устанавливать на здании театра.

Ю. Овсянников