Главный зодчий Петербурга Карл Росси. В зените славы – Часть 18

Опубликовано: Март 28, 2013

Иди, куда влечет тебя свободный ум, Усовершенствуя плоды любимых дум, Не требуя наград за подвиг благородный.

Карл Иванович еще не знает, что над ним уже собирается новая сильная гроза. Отдохнувший, посвежевший после лечения за границей, он успешно трудится над завершением ансамбля театральных площадей и улиц.

Поведение и характер Росси должны вызывать раздражение многих сановников. Кое-кому мешает его неподкупность. Другим не нравится постоянная откровенность зодчего. А убежденность Росси в собственном мастерстве и безупречном вкусе неприятна всем. Ведь государь и его ближайшее окружение твердо верят в свой вкус, в свое понимание искусства. Давно пора осадить этого Росси, указать истинное его положение: способный исполнитель высочайшей воли.

Интригу начинают плести осторожно, исподволь, чтобы никто не заметил, не догадался. Еще в декабре 1830 года Карлу Ивановичу подсовывают сметы механика Гриффа, который готовит машинерию сцены будущего театра. Честного и неподкупного Росси просят высказать мнение о стоимости предполагаемых работ. Ничего не подозревая, зодчий внимательно просматривает счета и дает заключение: цены слишком высоки, «по торгам оные понизятся примерно до 4-й части, а следовательно обойдутся гораздо дешевле». Этого заключения для авторов интриги вполне достаточно. Как говорится, кого-ток увяз — всей птичке пропасть.

Неожиданно Грифф умирает, и на время, пока не приглашен новый мастер, вся ответственность за механизмы сцены возложена на Карла Росси. Тем временем обсуждают, кого и откуда пригласить. Карл Иванович выступает против иностранцев. Он предлагает послать на учебу в Германию «охтенского поселянина Ивана Тарасова, человека искусного и сметливого в технике, того самого, который делал модель дворца Е. И. В. Великого Князя Михаила Павловича и был посылаем в Англию с оною моделью». Тогда «к чести русской нации и в укор многим иностранцам» будет у России свой мастер театральной машинерии.

Предложение зодчего оставлено без внимания. По мнению государя императора, надежней пригласить механика из-за границы. И приглашают некоего И. Роллера из Берлина. Карлу Ивановичу велено тотчас испытать приехавшего: «Если он не проявит способностей, то уволить его скорее, дабы не платить денег».

Ю. Овсянников