Главный зодчий Петербурга Карл Росси. В зените славы – Часть 21

Опубликовано: Март 30, 2013

Архитектор коллежский советник

Карл Иванов сын Росси

Сентября 28 дня 1832 года руку приложил».

Подавая заявление, знал, что поступить иначе нельзя, но в душе, возможно, надеялся: позовут, уговорят, оставят. Ведь нет сейчас в России ему равных. Еще достаточно у него сил и планов для украшения и возвеличивания Петербурга. Но не позвали, не стали уговаривать. Наоборот, заспешили, засуетились, чтобы поскорее завершить установленный порядок увольнения. К вечеру того же дня, 28 сентября, Кабинет отдал распоряжение Строительной комиссии: «…доставить сведения какие именно находились в заведовании его [Росси] строения, все ли они приведены к окончанию и представлены ли по всем сим строениям надлежащие отчеты».

14 октября вице-президент Кабинета генерал-лейтенант Селявин направляет архитектору письмо: «…объявлена Вам резолюция… чтоб наперед окончили Вы отчеты… при чем за нужное считаю присовокупить, что многих еще счетов от подрядчиков по работам в театре не поступало в Строительную комиссию, без коих окончательного отчета составить невозможно».

Теперь у Росси иные заботы: с утра до вечера встречаться с подрядчиками, проверять сметы, замерять объемы исполненных работ, спорить, убеждать и снова считать, Через две недели, кажется, все приведено в идеальный порядок и все счета представлены.

Наконец, 29 октября архитектор получает пакет за сургучными печатями. Внутри официальный бланк:

«Кабинет Его Императорского Величества. Отделение 1. Стол 1. В С. Петербурге 29 октября 1832 года. № 6061.

Архитектору, господину коллежскому советнику Росси.

Ю. Овсянников