Ораниенбаум – Часть 2

Опубликовано: Апрель 23, 2013

Первые тринадцать лет после закладки дворца были для Ораниенбаума годами большого строительства и шумной придворной жизни. Вначале Петр I часто наезжал в новый дворец, затем, в период царствования Екатерины I, наступило некоторое затишье в жизни меншиковской усадьбы. При Петре II Ораниенбаум опять стал излюбленным местом пребывания двора. Огромные нетронутые лесные массивы давали место для придворной охоты. Здесь было много пернатой дичи, водились в изобилии медведи, лисицы, редкие голубые песцы и другие животные.

К этому времени относится освящение дворцовой церкви и расширение Большого дворца.

1727 год был роковым для хозяина Ораниенбаума. Сначала опала, а затем арест и ссылка в далекую Сибирь (в Березов, Тобольского округа) закончили блестящую карьеру Меншикова. А для Ораниенбаума закончился первый период его строительства, оставивший после себя Большой дворец и общую композицию парка.

Все города, усадьбы и земли со всем принадлежавшим Меншикову имуществом были отписаны в казну, в том числе и Ораниенбаум, который был передан в ведение Канцелярии Строений. Спустя десять лет усадьба перешла в ведение Адмиралтейств-коллегий, которая открыло в дворцовых флигелях морской госпиталь (1737).

Это были годы упадка, не принесшие ничего нового в строительство и внутреннее убранство Ораниенбаума.

Наконец, императрица Елизавета вновь вспомнила дворцовую усадьбу времен правления своего отца и в 1745 году подарила ее своему племяннику, будущему императору Петру III. В 1747 году была проложена почтовая дорога, связавшая Ораниенбаум со столицей, а также проведены некоторые мероприятия по поддержанию дворца.

В апреле 1757 года Петр III заложил на восточной стороне дворцового пруда маленькую крепость о пяти бастионах, вооружил ее двенадцатью чугунными пушками и назвал «Петерштадт». По дошедшему до нас чертежу Сент-Илера эта крепостца представляла земляное укрепление со звездообразно расположенными бастионами. В нее вели ворота с высоким шпилем над стеклянным фонарем. В башню с обеих сторон ворот вели лестницы, сложенные из кирпича в степной кладке. Во втором этаже помещались две комнаты для дежурного офицера, из которых одна была спальней, сообщавшейся потайным ходом с нижним этажом. В комнате, смежной со спальней, еще в семидесятых годах прошлого века сохранялась затея, типичная для XVIII века, – пол у этой комнаты был с музыкой, и никто не мог пройти, не будучи услышанным.

Печатается по изданию: С. Земцов. Ораниенбаум. М, 1946.