Главный зодчий Петербурга Карл Росси. В отставке – Часть 7

Опубликовано: Май 10, 2013

1837 год — тяжкий для России. 29 января прокатилась по Петербургу страшная весть: Пушкин умер от раны, полученной на дуэли.

Похороны назначены на 1 февраля. Пуаро прознал, что правительство, опасаясь всяких волнений, перенесло отпевание Пушкина в Конюшенную церковь на Мойке. Проход сюда только по особым билетам, но Пуаро посчитал необходимым отдать последний долг покойному. Старый балетмейстер гордился, что первым поставил в Петербурге балет «Руслан и Людмила». Теперь вот нет в живых поэта, и сам Пуаро совсем редко ставит новые танцы. Скорее всего, некогда прославленный танцор позвал с собой и родственника — Карла Росси. Когда они приехали, площадь перед церковью уже была заполнена каретами и публикой. В церковь пускали только тех, кто в мундирах, и дипломатов.

Назавтра стало известно, что было отдано повеление: в часы панихиды профессора университета не должны отлучаться от своих кафедр, а студенты обязаны присутствовать на лекциях Передавали даже слова некоего влиятельного лица: студенты могут «пересолить». А позже стало известно, что гроб, обернутый рогожей и укрытый соломой, под охраной трех жандармов ночью, тайно увезли в Святогорский монастырь, неподалеку от имения поэта…

Карла Росси, вероятно, потрясло число желавших проститься с поэтом. Пришли чуйки и потертые чиновничьи шинели, зипуны и шубы на барсучьем меху, гвардейские шинели с бобровыми воротниками и парадные формы иноземных послов. Казалось, весь Петербург решил сказать свое последнее «Прощай!». То было всеобщее признание, всеобщая скорбь. И неизбежно должна была возникнуть мысль: припомнят ли меня после моей кончины?.. Мысль естественная для каждого Артиста, чье призвание отдавать свой дар людям…

Долго еще в салонах и гостиных обсуждали поступок Дантеса, действия Бенкендорфа, судьбу несчастной вдовы. Только появление ранее невиданной забавы — чугунной дороги до Павловска — родило новые пересуды.

Еще летом 1836 года возле церкви лейб-гвардии Семеновского полка соорудили большой деревянный сарай. Из него выползли черные нити чугунных рельсов и протянулись вплоть до Павловска. А 30 октября 1837 года состоялось торжественное открытие дороги — первой в России. С утра поглядеть необычное зрелище собрались сотни людей — старые и молодые, сановные и бесправные с любопытством ожидали начала действа. Наконец, в 12 часов 45 минут ударил колокол, в ответ раздался рев гудка, и маленький паровозик потащил за собой украшенные флагами вагоны и прицепленные к ним платформы со скотом, досками, инструментами, пробегая версту за две с половиной минуты.

Ю. Овсянников