Главный зодчий Петербурга Карл Росси. В отставке – Часть 16

Опубликовано: Июнь 9, 2013

Император соизволил милостиво разрешить. Награда немалая и для архитектора важная. В доме, как всегда, нет денег, а по курсу, установленному Канкрином, зодчий получит 2800 рублей ассигнациями — почти пятую часть своего годового пенсиона.

Через две недели после этого события Карл Росси назначен членом по искусственной части в существующих строительных Комиссиях. Видимо, не так-то легко обойтись без его опыта, вкуса и знаний.

Памятуя случай в Георгиевском зале Зимнего дворца, государь теперь поручает Карлу Ивановичу самые различные технические проверки и наблюдения. То следует представить заключение о состоянии стропил и балок Большого Каменного и Каменноостровского театров, то надлежит высказать соображения о надежности Ротонды — двухъярусного круглого зала с верхним светом в новОгюстроенном архитектором А. Штакеншнейдером Мариинском дворце. Карлу Росси велено наблюдать за строением Александрийской больницы — своеобразного памятника умершей дочери императора Александре Николаевне. Правда, без дополнительного жалованья…

Все же в этом потоке хлопотных, чисто технических поручений выпало одно настоящее дело: устроение пространства между Синодом и Конногвардейским манежем.

В 1842 году канал, протянувшийся от Адмиралтейства до «Новой Голландии», заключили в трубу, а сверху насадили деревья. Десять лет понадобилось, чтобы наконец проект Росси претворили в жизнь. Вскоре после этого события Николай I нежданно получил подношение из Берлина: две бронзовые статуи Победы работы скульптора X. Рауха. Это прусский король Фридрих-Вильгельм IV прислал их как ответный дар за две группы «Укротителей коней», созданных П. Клодтом. Николай Павлович решил установить полученные статуи на новом бульваре, и Рауху заказали проекты постаментов. В конце 1844 года чертежи прибыли в Петербург, но, видимо, не понравились императору. Вот тогда все работы поручили Карлу Росси.

Ю. Овсянников