Главный зодчий Петербурга Карл Росси. В отставке – Часть 25

Опубликовано: Июль 4, 2013

Даже представить трудно, до какой степени душевной усталости дошел за эти годы Карл Иванович. Казалось, еще чуть-чуть, и не выдержит сердце. Но беспредельно человеческое терпение. Еще не успел Росси оправиться от одного горя, как на него обрушилось новое, не менее страшное: 3 августа того же 1846 года президент Академии художеств герцог Максимилиан Лейхтенбергский получил рапорт начальника над русскими художниками в Риме генерала Киля: «Честь имею донести Вашему Императорскому Высочеству, что 16 числа июля месяца года 1846 скончался в Ливорне от чахоточной болезни пенсионер Императорской Академии архитектор Александр Росси. Оставшееся после него имущество в распоряжении Ливорнского правителя до тех пор, пока родственники и наследники покойного не снабдят кого-либо законною доверенностью для принятия такового имущества».

Невозможно передать словами душевное и физическое состояние старого человека, потерявшего за три с половиной месяца любимую жену и любимого сына. Сохранилась бумага, где под писарскими росчерками неверной, дрожащей рукой выведено — архитектор Карл Росси:

«8 октября 1846 года. В Императорскую Академию художеств. На отношение Императорской Академии художеств от 23 минувшего сентября за № 1091 имею честь ответствовать, что о приеме всего оставшегося после покойного сына моего, скончавшегося в Ливорно, имущества сделано уже мною распоряжение и на сей предмет отправлена во Флоренцию к русскому подданному г. Великанову доверенность, засвидетельствованная законным образом».

Притих, затаился некогда полный движения и шума дом Карла Росси. Недомогает хозяин. Неделями порой не выходит из кабинета. Только очередные прошения о займе — 17 марта и 2 6 сентября 1847 года — напоминают высокОгюставленным чиновникам, что старый архитектор еще жив.

Ю. Овсянников