Мастер лепки и фантазии Франческо Растрелли. Последние годы – Часть 13

Опубликовано: Июль 13, 2013

Самолюбивый зодчий не мог прибыть в Берлин в роли просителя. Только в ореоле славы своих успехов, своего таланта. Предстояло сначала внушить Фридриху, с каким великим архитектором он будет иметь дело. Во имя этой цели Франческо Бартоломео Растрелли сел за. составление самого подробного списка всех строений, которые он возводил, украшал, переделывал. Так родилось известное теперь «Общее описание всех зданий, дворцов и садов, которые я, граф де Растрелли, обер-архитектор двора, построил в течение всего времени, когда я имел честь состоять на службе Их Императорских Величеств Всероссийских…».

…Неторопливо текут мысли, извлекая из самых дальних кладовых памяти картины прошлого. Малая случайная деталь порой способствует воссозданию всей картины. Тянется тоненькая нить, разматывая большой и плотный клубок. Случается, что рвется нить воспоминаний. Что поделаешь, годы берут свое. И тогда архитектор пытается взором окинуть припомнившееся и осознать итог прожитых трудовых лет.

Сорок восемь лет в России. Почти двадцать шесть — работы единолично. Этим можно гордиться.

Своими делами, своими строениями превратил он, Франческо Бартоломео Растрелли, Санкт-Петербург — город-крепость и город-верфь — в город великолепных дворцов и роскошных особняков.

Всплывают в памяти имена, лица учеников, подмастерьев, архитекторов. Со многими довелось ему работать. Кое-кто так и остался способным исполнителем, хорошим чертежником, а некоторые, их было меньшинство, прославили себя как талантливые зодчие. Но теперь, когда время стерло в памяти многие события, он всех их, без разбора, числит своими учениками. И Михаила Земцова, у которого сам учился; и Александра Кокоринова, кончившего московскую архитектурную школу Ухтомского. Самостоятельного, опытного Савву Чевакинского и талантливого Юрия Фельтена. Их и многих других внес Растрелли в свой «Список всех учеников, которых я наставлял в архитектуре…».

Ю. Овсянников