Китайский дворец – Часть 3

Опубликовано: Июль 22, 2013

Китайский дворец создавался в пору особо сильного увлечения китайскими и японскими мотивами, захватившего искусство всей Западной Европы с конца XVII века, причем эта мода проникает в искусство России не только через посредство западных мастеров, работавших у нас, но и благодаря непосредственным связям России с Дальним Востоком.

Еще Берхгольц в своем дневнике вспоминает о привезенном из Китая капитаном Измайловым куске тканых обоев превосходного качества.

А в 1763 году императрица Екатерина поручила через графа Алексея Бестужева-Рюмина подполковнику Якоби, отправлявшемуся из Москвы на китайскую границу, купить в Китае «для собственного монаршего употребления комнатные обои». Китайские шелковые материи для нужд русского двора обыкновенно покупались непосредственно в Китае. Так, оттуда были выписаны для Китайского дворца 360 кусков шелковой материи с разными китайскими узорами, в среднем по 100 рублей за кусок. Таких примеров можно привести множество.

Китайские залы – почти непременная принадлежность всех дворцов. Китайские мостики, пагоды, беседки и китайские деревни – принадлежность всех дворцовых парков и богатых дворянских усадеб. В этом увлечении не было серьезного проникновения в сущность восточного искусства, попытки осмыслить цветовую гамму и законы тектоники чуждой европейскому мышлению живописи и архитектуры. «Экзотика» увлекала чисто формально, придавая новую остроту творчеству европейских мастеров. Необыкновенно увлекательная новая возможность с легкой руки английского архитектора Чемберса была принята всей Европой, вылившись затем в своеобразную струю декоративного искусства в творчестве русских мастеров второй половины XVIII века.

Китайский дворец, пожалуй, самый разительный памятник декоративного искусства эпохи, предшествовавшей развитому классицизму, и один из самых прелестных образцов этого наивного, но творческого восприятия восточной орнаментики.

Нам неизвестен на всем протяжении европейского искусства XVIII века другой памятник, где была бы такая согласованность общего и частностей, такая дружная работа архитектора, живописцев, резных дел мастеров, мраморщиков и паркетчиков. И с этой стороны изучение Китайского дворца было бы весьма поучительно. Дружная работа, понимание, существовавшее между мастерами, и то, что каждый художник средствами своего искусства как бы поддерживал своего собрата и развивал его идеи, объясняется принадлежностью к одной школе и высокой квалификацией.

Печатается по изданию: С. Земцов. Ораниенбаум. М, 1946.