Китайский дворец – Часть 5

Опубликовано: Июль 24, 2013

Таким образом, работы по сооружению Китайского дворца объединили группу художников, воспитанных одной школой, во главе о зодчим Ринальди, подчинившим всех мастеров прикладного искусства и живописцев своей единой художественной воле и тем самым обеспечившим создание поразительного по цельности архитектурного ансамбля.

Стилистически внутренний декор Китайского дворца, как бы снова возвращает нас к дням расцвета барокко, к орнаментальной щедрости и цветистости этого стиля, но все же на каждого, кто войдет во дворец, повеет чем-то новым, более простым и величавым, предчувствием классического спокойствия и монументальности, в котором работают мастера последующей архитектурной эпохи.

Дворец следует начинать осматривать с овального приемного или Большого зала, граненой абсидой выступающего в фасаде дворца.

По площади пола зал невелик, по его пропорции, а главное высокий потолок с паддугами, в которых сделаны круглые люкарны, создают впечатление большого помещения. Этому способствует и объемный декор – выступающие трехчетвертные колонны, пилястры, каминные ниши. Мастер придал залу большую торжественность, приличествующую центральному помещению дворца.

В медальонах над дверями мы видим скульптурные барельефы работы Анны-Марии Колло, портреты Петра I и императрицы Елизаветы (сделаны около 1709 года).

Самое замечательное во всем убранстве приемного зала и, пожалуй, лучшее из сокровищ Китайского дворца – плафон Тьеполо «Триумф героя». Насколько Тьеполо как художник превосходит и как бы подчиняет себе всех своих сотоварищей по украшению дворца, настолько и картина его, развертываясь целой красочной симфонией, затмевает все остальное. Во дворце, кажущемся хрупкой, изящной игрушкой, «Триумф героя», эта торжественная живопись, потрясает своим величием.

Художественный облик следующей после Большого зала комнаты – стеклярусного кабинета – сложился из великолепных вышивок стеклярусом и синелью (ворсистым шелком), сплошь покрывающих стены, и наборных полов из смальты, теперь уже исчезнувших.

Стены прямоугольной комнаты разбиты золоченой резьбой в виде стволов пальм на двенадцать отдельных панно-вышивок, в общей сложности занимающих площадь стены в 45,5 м. Вышивки синелью по стеклярусной основе изображают фантастических птиц на фоне не менее фантастического пейзажа, и все цветисто и искрится миллиардами бликов, когда вдруг неяркое северное солнце упадет лучом на стеклярусные стены затейливой комнаты.

Печатается по изданию: С. Земцов. Ораниенбаум. М, 1946.