Невский и сегодня остаётся зоной свободы

Опубликовано: Сентябрь 12, 2013

Для Невского понятие «Таймаут» совершенно неприемлемо. С утра до глубокой ночи тут чрезвычайно людно. Здесь всегда есть чем заняться, на что поглазеть, куда зайти, чем заинтересоваться. По подиумам-тротуарам фланируют городские красотки и модники, пришедшие на Невский, чтобы других посмотреть и себя показать. Невский – главный городской променад. Здесь можно встретить родителей со своими чадами, приезжих, которым экскурсоводы показывают городские достопримечательности. Невский заменяет горожанам клуб. Здесь назначают свидания, представляют знакомым знакомых, и наоборот, случайно встречают в толпе давно исчезнувшими из повседневной жизни старых приятелей, и так же необязательно вновь теряют их из виду на многие годы.

Невский всегда был торжищем. Если во времена совдепии, сие занятие было нелегальным, то сегодня оно вполне разрешено законом. Невский всегда исполнял роль вече. Здесь клеймили партократию и нынешних политиков, разоблачали жидо-масонский заговор или проворовавшихся единоросссов. Здесь как в библейском ковчеге, каждой твари по паре. Здесь вы встретите того, кого в данный момент больше всего желали бы видеть – анархиста или уголовника, страстного обожателя классической музыки или хипстера, фарцовщика или тайного агента, праздношатающегося ротозея или целеустремлённого респектабельного карьериста. Нет здесь только попавших во власть политиков, которым больше нет дела до того, о чём говорят и чем дышат завсегдатаи главной петербуржской улицы.

 

Невский и сегодня остаётся зоной свободы. Какие бы директивы из Смольного ни штамповало тамошнее руководство, «свободные граждане Невского» всегда найдут способы их обойти с наименьшим ущербом для себя. Даже при романовской полудиктатуре они ухитрялись дефилировать здесь в одежде, которую носить не рекомендовалось, слушали «Битлз» и другую западную музыку, вопреки совдеповской идеологии веровали в Бога, читали запрещённую литературу, обожали Галича и Высоцкого, предавались свободной любви, плевать хотели на государственную монополию в сфере торговли, дружили с иностранцами и употребляли наркотики.

 

Ещё немало осталось тех, кто помнит эти замечательные времена, когда фактически каждый держал фигу в кармане, припрятанную для «народной» власти, и всей своей душой стремился к свободной жизни, в то время как населению Ленинграда во избежание осложнений предписывалось ходить строем.

 

Петербуржцы чрезвычайно гордятся своими достопримечательностями, но таят усмешку на устах, когда слышат россказни экскурсоводов, что вот на этот самом месте в такой-то год и такое-то время дня художник Крамской встретил путешественника Пржевальского, и вместе они пошли на Васильевский к своему приятелю Миклухо-Маклаю… Всё это очень мило, но на Невском во все времена оставались свои островки городской культуры, и о них хотелось бы рассказать нынешнему поколению. Для некоторых из нас это было ещё вчера, а для других – преданья старины глубокой. И, тем не менее, никогда не понять Петербург и петербуржцев, если разорвать связь времён.

начало про Невский проспект 

А. Фример